?

Log in

No account? Create an account
Суть времени, friend, френд, Андрей Малахов ЖЖ, друг

friend


Друг ЖЖ

«Что человек, когда его желания – еда и сон? Животное, не боле»


Previous Entry Share Flag Next Entry
Педофилия, как норма – детский проект Улицкой
мауриц корнелис эшер хаос и порядок
friend
Цитата из книги для детей: «Мужчина, которому женщина не досталась, берет в «жены» мальчика. Мальчик-жена выполняет в доме все женские функции, а когда достигает взрослости, становится воином и может сам жениться. Если повезет — на женщине. А нет — так тоже заводит себе мальчика». – это отрывок из детской книги «Другой. Другие. О других», изданной в рамках Детского проекта Людмилы Улицкой, призванного учить наших детей толерантности.

В книге, как норма, подается гомосексуализм, но это не все. Как бы между делом, детям рассказывают о том, что: «А вот в Африке педофилия – это норма», и все, автор не дают своих оценок этой «норме». Педофилия – это будущая норма толерантности? К сожалению, это все не случайные эксцессы неких фриков, а пришедший к нам с Запада тренд, который вовсю развернулся в нашей стране. Подробнее об этом в статье «Новый наряд короля», или О продвижении толерантности в массы»:
у африканской народности азанде, где допустимо многоженство, но женщин на всех не хватает, мужчина, которому женщина не досталась, берет в «жены» мальчика  Не так давно довелось узнать от обеспокоенных ульяновских соратников, что шагает по нашей стране одно очень «прогрессивное» культурно-идеологическое начинание. Широко так шагает. Из региона в регион. И в каждом регионе закрепляется на самом что ни есть солидном, респектабельном уровне. То есть при поддержке и непосредственном участии высшей региональной власти — губернаторов и министров культуры — и не где-нибудь, а в центральных областных научных библиотеках. (Что и логично, поскольку библиотека, как все понимают, именно очаг культуры. Ну и двигатель прогресса, конечно.) Зовется сие прогрессивное начинание «Центрами толерантности», и развернулось оно уже в двенадцати российских регионах: Саратове, Курске, Кемерово и так далее, в Ульяновске — вот только что. А продвигает эту самую толерантность по российским просторам «Институт толерантности». Есть такой благотворительный фонд, если кто не в курсе. Находится он в Москве, в Библиотеке иностранной литературы им. М.Рудомино, руководим, как и сама библиотека, г-жой Гениевой Екатериной Юрьевной и произошел он не из «ниоткуда», а непосредственно из Фонда Сороса. Из того самого Института «Открытое общество», который вроде бы прекратил свою деятельность в России в 2003 г. Но, прекратив, передал самое сокровенное из рук в руки г-же Гениевой — даме, известной своими наилиберальнейшими убеждениями. Согласитесь, это тоже логично. Кому же еще и передавать-то?

  Вы спросите, что же самое сокровенное для Дж.Сороса? Что передал этот гений финансовых спекуляций? Неужели... А вот и не угадали! Идеологию он передал. Точнее, идеологический «промоушн». Продвижение и закрепление в сознании российских граждан «правильных» идей. Тех, которые помогут, наконец, — таков, как мы много раз слышали, благородный замысел — преодолеть нашу с Западом несовместимость. Вы ведь хотите слиться с Западом в объятьях? Нет?! Не хотите?.. Держитесь за свою «особость»?.. Ну вот это вам и помогут преодолеть! Причем поскольку с вами, людьми взрослыми, дело иметь муторно — больно уж вы заскорузли в своих культурных предрассудках! — то займутся перво-наперво молодежью и детьми. А там и вы, глядишь, подтянетесь. Куда деваться-то! Как-то так.

  Ну, про соросовские учебники рассказывать не надо, они еще у нас на памяти. И поколение, на них воспитанное, — этого нельзя не видеть — действительно в большой своей части «культурно перевербовано». Однако мы видим и большее: запущенный Соросом процесс «избытия» исторической идентичности не просто наращивает обороты. Он стремится вглубь личности, ведь цель — смять и снять поведенческие стереотипы.
Именно этим и заняты «Центры толерантности» и, между прочим, нисколько того не скрывают. Тут, понимаете ли, дело такое. Если вам (то есть не вам, конечно, а г-же Гениевой и ее идейному и всяческому спонсору) надо поработать с личностью, как повар с картошкой, то главное — делать это открыто и бесстрашно. Так, чтобы все на ваше «черное» вслед за вами говорили «белое». Или даже «золотое». Восхищались изящными движениями ваших рук, ожидали чудесного результата, принимали вытканные вами в воздухе миражи за реальность…

Вот вы приедете в Поволжье с его десятками национальностей, произнесете волшебное слово «толерантность», наговорите еще «сорок бочек арестантов» о якобы дивном мировом опыте этой самой толерантности, будто бы снимающей противоречия: этнические, социальные и всяческие — и такое начнется благорастворение воздухов, такое… Что никто, пожалуй, и не спросит, а где она сработала, эта ваша толерантность? Разве где-то в мире стало меньше несчастья, страдания, несправедливости, насилия и вражды? Ну вот... в тех-то местах, где вы уже давно и усердно учите граждан «быть толерантными»?

Нет, не спросят — заслушаются! Засмотрятся и зачитаются. Вы ж еще и книжки привезете, да? Это ж библиотека! Центральная. И, не забудем, научная! Так вот, о книжках. В Ульяновскую центральную научную библиотеку им В.И.Ленина на открытие очередного «Центра толерантности», на этот праздник добра и терпимости… короче, были туда завезены книжки. Не для вас — для ваших детей, младших и средних школьников. Красиво изданная серия из четырех книг — Детский проект Людмилы Улицкой (тоже дама известная и высоколиберальная).

Итак, серия под общим названием «Другой. Другие. О других». Как раз эти книжки (особенно одна из них, посвященная разнообразию форм семейной жизни, — мы ведь догадываемся, что коли толерантность есть терпимость ко всему «иному», то именно ко всему, и это «всё» касается, например, нашего привычного понятия о семье) и напрягли ульяновских родителей. Стали они читать про разнообразие в браке (ну, вы понимаете) и обнаружили, что кроме детального информирования их детей обо всех формах и видах интимной жизни взрослых, «данных в увлекательной живой манере», а также сквозного сюжета, тоже не всяким родителем воспринимаемого как образец педагогики, книжка таит и совсем уж сомнительные «штуки».

Скажем, подробный рассказ о том, как у африканской народности азанде, где допустимо многоженство, но женщин на всех не хватает, мужчина, которому женщина не досталась, берет в «жены» мальчика. Мальчик-жена выполняет в доме все женские функции, а когда достигает взрослости, становится воином и может сам жениться. Если повезет — на женщине. А нет — так тоже заводит себе мальчика. «Не надо думать, что гомосексуальные браки заключались только между мужчинами, — продолжает дело просвещения умная книжка, — у других африканских племен, например, у панди, приняты браки между женщинами». И чтобы совсем уже затолерантить детишек, автор В.Тименчик описывает… случаи инцеста. Довольно подробно так описывает. Это же право детей на информацию, вы чего! И — гарантия на будущее. «Я не хочу, чтобы мой сын был среди тех, кто побивает гомосексуалистов камнями!» — пафосно восклицает мама-антрополог, от лица которой ведется рассказ, главный положительный персонаж сквозного сюжета.

Понимаете, ульяновские родители сочли это пропагандой гомосексуализма и педофилии... А вы бы — нет? Я вот тоже сочла. Видимо, от недостатка толерантности…

И, ощутив в себе этот недостаток как изъян, я задумалась, что же во мне не так? Я стала думать о толерантности, интересоваться ею, полезла в интернет, почитала энциклопедии. Вспомнила, когда это словцо впервые услышала (в перестройку — его могли иногда с важным видом бросить прибалты как намек на нечто им известное и свойственное, но явно отсутствующее у присутствующих «варваров»). Прочла, наконец, основополагающий документ — Декларацию принципов толерантности, принятую ЮНЕСКО в 1995 году… И вот это меня доконало. То есть я понимала и прежде, что пресловутая толерантность, о которой последние лет пятнадцать говорят как о непреложном благе и обязательной повинности, — по существу, фуфло и одновременно крайне небезопасная идея. Понимала, что кормится на этой теме огромное количество социологов, психологов, педагогов и просто искателей карьеры, что гранты идут потоками, а это спроста не бывает. Но всё же масштаб наглой подмены оценила только сейчас.

О том, ЧТО сделано этим воистину тоталитарным продвижением новой идеологии — идеологии «толерантности», — КАК Декларация 1995 г. обрушивает тысячелетиями выработанные ценности и табу, заменяя налаженные механизмы сосуществования сообществ другими, якобы позволяющими покончить с эпохами войн и перейти к эпохе мира, а на деле погружающими мир в новый хаос, надо писать отдельно. Ясно, что лихо разрекламированное «волшебство метода» уже сейчас дает скверные результаты. Но об этом в следующей статье.

Здесь же хотелось бы договориться о том, что продвижение «придворных портных» по нашим регионам пора останавливать. Что и так уже слишком много — двенадцать областей — охвачены кипучей деятельностью «толерантщиков» через одни только библиотеки! А ведь есть университеты и другие точки укоренения зловредной идеологии. И там отрабатываются методики, проводятся семинары, пишутся курсовые — всё как доктор прописал.

Силы, переформатирующие буквально на глазах нашу культурную среду, внедряющие чуждые ей постмодернистские вирусы, действуют очень слаженно и рассчитывают на иммунную ослабленность российского постсоветского социального организма. Нам очень важно осуществлять ответные, тоже слаженные и тоже системные действия. Нападение на семью нельзя отразить, только выхватывая из рук опеки отдельных детей. Потому что даже если это будет удаваться всегда и везде (на что РВС очень надеется), возвращенные сегодня в семью дети пойдут завтра в школу, а там они узнают «много нового и интересного» из книжек, подобных процитированным выше. И они окажутся «украденными» у родителей второй раз. Возможно, навсегда. Потому что прервется линия культурного наследования. И то, что для мамы с папой было очевидным и непреложным, что составляло ценностный каркас их личностей, у их детей вызовет только недоумение, непонимание. Вот вам и обрыв связей в пределах одной семьи. То есть ее разрушение. Не мытьем, так катаньем…

А знаете, каково было еще недавно основное значение слова «толерантность», выдаваемое по запросу словарями? Медицинскими словарями! Ведь слово пришло оттуда (что б нам задним числом ни «пели» про будто бы древнейшую историю этого термина как именно философского).

Толерантность (tolerance) — снижение или полное отсутствие нормальной реакции на какое-либо лекарственное или иное вещество, вызывающее проявление в организме определенных симптомов. Например, толерантность к лекарственному веществу (drug tolerance) может развиться в результате длительного приема какого-либо лекарства. Для достижения эффекта больному приходится постоянно увеличивать дозу принимаемого препарата. Некоторые лекарственные вещества, вызывающие у человека толерантность, также могут приводить и к развитию зависимости от них (Большой толковый медицинский словарь).

«Толерантность иммунологическая (лат. tolerantia — терпение, выносливость) — утрата или ослабление способности организма к иммунному ответу на данный антиген в результате предшествующего контакта с тем же антигеном. Была открыта в 1949–1953 гг. австралийскими учеными Бернетом и Феннером (F.М.Burnet, F.J.Fenner) и английскими исследователями Биллингхемом, Брентом и Медаваром (R.Е.Billingham, L.Brent, P.В.Medawar). За это открытие Бернету и Медавару в 1960 г. была присуждена Нобелевская премия» (Медицинская энциклопедия).

Утрата или ослабление способности организма к иммунному ответу… вот о чем речь! Так давайте не будем ждать, пока мошенникам-глобализаторам дадут очередную Нобелевскую премию мира за утрату нашим социальным организмом способности к «иммунному ответу». Давайте начнем что-то делать на этом фронте. Письмо протеста ульяновскому губернатору по поводу только что открытого «Центра толерантности» мы уже направили. Осталось сделать первый шаг и в других регионах. Но это будет только первый шаг!



P.S. «Снятие табу: Гомосексуализм – Инцест – Педофилия – ... что дальше?»

promo friend march 30, 2015 22:02 1045
Buy for 10 000 tokens
Народный мэр Славянска Вячеслав Пономарев и генерал Сергей Петровский (Хмурый) начали рассказ о похождениях Стрелкова в Славянске и во всей Северодонбасской агломерации (Краматорск, Славянск, Семеновка, Дружковка, Константиновка и так далее) в целом. Напомним, что антифашистское сопротивление в…

  • 1
Это священник очень хорошо сказал. К греху терпимым быть нельзя.
Важно договориться только, что понимать под грехом. В данном случае мы обсуждаем, в частности, прелюбодеяние, половую распущенность.
Согласитесь, что представления о таковой заметно изменились за последние 800 лет. А если есть изменения, есть и какое-то локальное изменение типа "+/-". То, что в наши дни для 80-летней бабушки неприемлемо, для молодой девицы вполне нормально.
Вот тут должня появиться та самая толерантность. Бабушка может заявить, что "нельзя быть терпимым к греху", поэтому, скажем, за юбку выше колена следует побивать камнями.
Что, согласитесь, излишне.

Полно, уважаемый! Это называется подмена тезиса. Я же четко написал Вам, что толерантность – это терпимость к пороку, попустительство к преступным действиям. Вы же вместо того, что обсуждать этот тезис, начинаете трусить перед моим носом какой-то мини-юбкой, как экзальтированная барышня на рок-концерте. Понятие греха определено (странно, что Вы об этом не слышали!) уже по крайней мере 2000 лет. Вот что по этому поводу говорят православные:
Смертный грех – это грех, убивающий душу, отлучающий её от Божией благодати. Он неизбежно влечёт за собой и другие грехи. Св. Игнатий (Брянчанинов) учит о смертном грехе:
«Знаменуя смерть души, святый Иоанн Богослов сказал: есть грех к смерти, и есть грех не к смерти (1 Ин. 5, 16-17 ). Он назвал смертным грехом грех, убивающий душу, тот грех, который совершенно отлучает человека от Божественной благодати и соделывает его жертвою ада, если не уврачуется покаянием действительным и сильным, способным восстановить нарушенное соединение человека с Богом».
Есть свое понятие греха и в исламе, и в других религиях. Например, согласно мусульманскому учению, грех есть нарушение человеком своих обязанностей перед Богом, проистекающее из неведения Божественного закона. Каждый мусульманин должен знать о том вреде, который несут в себе грехи и знать о том наказании, которое Всевышний Аллах уготовил для тех, кто их совершает, ибо знание этого будет способствовать тому, что человек будет остерегаться их.
Неслучайно, что перечень «смертных грехов» примерно одинаков, потому что он защищает традиционные, вечные ценности. Причем здесь мини-юбка.
Но в ваших рассуждениях есть еще один очень опасный момент. Вы настаиваете на существовании двух разных «моралей» для бабушки и для внучки. Но если так рассуждать, то можно вполне признать, что для Гитлера и Чикатило тоже должна быть отдельная мораль. И тогда Гитлер, при сугубо толерантном взгляде на него, это просто никем не понятый альтруист и гуманист, а Чикатило – оригинал с богатой фантазией.

Вот-вот, Вы ухватили суть моего Вам ответа: Вы дали неверное определение толерантности и строите на этом определении свои размышления.
Если понимать Т. как безразличие к совершаемому рядом сметрному греху, Вы, безусловно, правы.
Но это Ваше частное определение. Циливизованный мир пользуется иным определением, неплохой пример коротого дает Википедия:
Т. это
социологический термин, обозначающий терпимость к иному мировоззрению, образу жизни, поведению и обычаям.
Конец цитаты.
Чикатило с Гитлером терпеть не нужно. А вот разногласия тупоконечников с остроконечниками (это из Свифта, как Вы помните) толерантность вполне должна разрешить.


Как сказала Фаина Раневская - "Жизнь, милочка, это затяжной прыжок из пизды в могилу". Ты явно уже на пороге туда откуда нет пути назад.

  • 1