Суть времени, френд, friend, Андрей Малахов ЖЖ, друг

friend


Друг ЖЖ

«Что человек, когда его желания – еда и сон? Животное, не боле»


Previous Entry Share Next Entry
Сергей Кургинян на Народном собрании в защиту РАН
мауриц корнелис эшер хаос и порядок
friend
Доклад Сергея Кургиняна на митинге в защиту российской науки:

http://youtu.be/H9yZ8M--MXs

«Меня коллеги попросили сделать мини-доклад для того, чтобы это был настоящий мозговой штурм, а не просто митинг, в котором мы выплескиваем свои эмоции. И я позволю себе быть в этом смысле одновременно человеком, который представляет генеральную позицию, генеральную стратегию того, что нам предстоит сделать в дальнейшем, и выступающим на митинге.

Работники Академии наук в шоке от того, что произошло. Многие из них до последнего надеялись, что Президент России вступится за РАН, что он не допустит пожирания Академии лжереформаторами очень специфического розлива. Чем больше было этих надежд, тем более горьким оказалось нынешнее разочарование. Власть в очередной раз поддалась лжереформаторскому соблазну. Совершена грубейшая стратегическая, политическая и технологическая ошибка. Технологическая - потому что налицо явный недоучет культурных, психологических и иных свойств очень специфической научной среды. Это очень хрупкая среда, на которую нельзя так грубо воздействовать. Можно стукнуть ногой по листу железа, чтобы осыпалась налипшая на этот лист грязь. Но нельзя с этой же целью долбануть ногой по тончайшему венецианскому стеклу, потому что стекло расколется, а грязь останется, и никакие цели решены не будут. Перехожу к рассмотрению стратегического аспекта той же и, я убежден, столь же опаснейшей ошибки, - она же реформа РАН. Итак, как только долбанут по РАН, наука начнет рассыпаться. Никаких реформ не будет - будет просто рассыпание! Причем, достаточно быстрое. И его надо остановить немедленно.

Второе. Стратегическая ошибка состоит в том, опять, в очередной раз, свое, отечественное, восхищавшее и продолжающее восхищать мир, принесено в жертву второсортной, уходящей в прошлое чужеродности – всяким там Болонским системам и слепому копированию далеко не лучших научных образцов Запада. У нас есть, чем гордиться. У нас есть, на что опереться самим. Нами до сих пор восхищается мир. Нашей физико-математической школой и другими школами восхищается мир. Он смотрит на нас с восхищением. Мы теперь будем уничтожать всё это в угоду второсортной лжезападной научности? И мы говорим «Нет!» – такой позорной вестернизации нашей науки и всей нашей жизни в целом. Нет и еще раз нет!

Теперь – о политическом аспекте того же самого. Разрушена или, как минимум, серьезно повреждена система связи опор, без которой невозможна государственная стабильность. Ученые, за редким исключением, настроены патриотически. Они, я бы сказал, инстинктивные государственники. Они – естественная опора державы, важнейшее слагаемое в борьбе с деструкцией. Согласитесь, что и этот аспект, наряду с другими, не может не вызывать крайнего беспокойства всех патриотически настроенных граждан. Мы не передадим людей, - справедливо возмущенных тем, что происходит с тем, что они любят, с наукой, не понимающих, почему идет такое разрушение и науки, и державы, - в руки антипатриотических, деструктивно-вестернизаторских сил. Этого перехода в чужие, враждебные государству руки не произойдет! И тому залог то, что мы собрались здесь, на этой площади.

Опять, инстинктивно, патриотически научную среду хотят, как в эпоху перестройки, как минимум, обесточить, а как максимум – вывернуть наизнанку. Вы видели, как это делалось двадцать с лишним лет назад? И мы говорим, что второй раз этот номер не пройдет!

Крупнейшая и опаснейшая системная ошибка – наша реформа РАН - должна быть исправлена. Но это только задача-минимум. Можно ли всё свести только к этому исправлению? В чем задача-максимум? Негодование по поводу случившегося, которое мы полностью разделяем, необходимо, но недостаточно. Мы должны понять природу случившегося. И только на основе такого глубокого, системного понимания можно, я убежден, не только остановить всё, что сейчас происходит и является очередным витком деструкции, разрушения, эскалации регресса, но и повернуть процессы в противоположную сторону.

И мы здесь собрались не для того, чтобы находиться в глухой обороне еще раз. Мы собрались здесь для того, чтобы переходить в наступление, и мы перейдем в наступление!

Книга «Постперестройка» была опубликована в тот момент, когда распада СССР еще можно было избежать. Меня, как руководителя творческого коллектива, написавшего эту книгу, сразу после ее выхода атаковали так же, как и после Поклонной горы или Колонного зала. Между тем в этой книге было всего лишь написано, что «дважды-два – четыре». То бишь, что мировой опыт построения капитализма исключает возможность создания сколько-нибудь позитивной модели капитализма в условиях отсутствия длительного <периода> легального первоначального накопления капитала. Если его нет, - никакого здорового капитализма не будет. В книге было написано, что сначала это длительное, буквально многовековое накопление легальных богатств в недрах докапиталистического уклада, феодального или другого, потом болезненное, но не лишенное исторической перспективы построение нормального капитализма. Таков европейский и мировой опыт. Длительное легальное накопление капитала осуществлялось в феодальных городах ремесленниками, которые ковали доспехи, каменщиками, которые строили замки и дома, купцами, ростовщиками и прочими законно накапливающими богатства группами населения, отчужденными от власти. Потом эти легальные богатства превратились в завоевания власти у буржуазии в ходе Великой французской, английской и других революций. В книге «Постперестройка» было показано на простейших, неоспоримых примерах, что такой путь построения капитализма у нас невозможен, что в советском обществе не было возможности для легального первоначального накопления крупных и даже средних капиталов подвергнуть его мутации. Криминальная буржуазная среда, обволакивающая этот элемент, сначала подъедает его по краям, вот так, потом она прогрызает ходы внутрь этого элемента, насыщает его криминальной трещиноватостью. Потом она разваливает элемент на части, потом каждый этот элемент снова обгрызают и дробят. В итоге проанализированная мной выше агрессивная среда просто запрограммирована на пожирание РАН и всех других опорных элементов нашего общества: промышленности, образования, культуры, здравоохранения, семьи, всего, чего угодно. Считалось, что за 5-7 лет агрессивная криминальная буржуазная среда завершит эту работу, и государство рухнет. Но, как мы видим, этого не произошло. Почему? Потому что опорные элементы, и РАН в том числе, - это не куски кальция, погруженные в серную кислоту, а сверхсложные социальные системы, это человеческие, в чем-то простые, героические сообщества. И честь и слава этим сообществам, которые выстаивают! В итоге неброский героизм врачей и нянечек, работающих за гроши в медицинских учреждениях, научных сотрудников, продолжавших работу в замерзающих помещениях в отсутствие реактивов, - весь этот массовый героизм задержал распад государства и уничтожение общества на 20 лет, и мы должны здесь вместе низко поклониться всем, кто терпеливо совершал этот простой подвиг, низкий поклон вам, научные работники, которые выстаивали в этой преступной, криминальной, агрессивно-буржуазной среде. Низкий вам поклон за то, что вы выстояли к 2013-му году! Сохраняя верность научной профессии, продолжая развивать науку в невероятно сложных условиях, вы стали участниками борьбы с этой средой, борьбы мучительной и неброской, и именно стойкости всех слоев общества, включая наших ученых, тех, половину из которых сейчас хотят выкинуть из Академии наук, и нам это совершенно ясно. Именно им мы обязаны тем, что еще есть держава, и у наших детей есть надежда на будущее.

Признаем... Теперь давайте, признав это, признаем следующее, что нам до сих пор навязывается ложная альтернатива, позволяющая только отсрочить губительный результат, порожденный воздействием агрессивной криминально-буржуазной среды на несущие конструкции государства и общества. Подчеркиваю: пока мы будем находиться в глухой обороне, мы будем заниматься только продлением агонии, мы будем заниматься только отсрочкой гибели и ничем другим. И последняя история с РАН показала, что этот путь становится все более бесперспективным. Мы понимаем это.

Академия наук прозябает. Мы понимаем, что бюджет Академии, этот краеугольный камень конструкции нашей науки, не превышает бюджета среднего американского университета. Но ответьте мне, пожалуйста, понимая все это, мы спрашиваем себя: «Почему?». Почему на финансирование РАН идут миллиарды, а не десятки миллиардов долларов? У нас совсем нет денег? Но это же не так! В чем дело? Почему имеет место этот принцип полудохлого, прозябающего состояния нашей великой науки. В чем его генезис? Почему мы должны его терпеть? И какое он имеет отношение к проблеме ускоренного развития страны, о которой все время говорят? Как можно ее развивать без опоры на РАН?

Академики и члены-корреспонденты, доктора наук и кандидаты наук, представители разных научных школ и поколений, давайте не играть в жмурки, давайте ставить вопрос ребром - если наука, фундаментальная в том числе, это всего лишь часть рыночной системы, то о каком участии государства в деятельности науки вообще идет речь? Тогда добро пожаловать в корпорации и другие бизнес-структуры, в наши «локхиды» и «дженерал электрики», пусть они развивают науку, с тем, чтобы завоевывать новые рыночные возможности. Государство необходимо только в одном случае - если отменяется самодостаточность рынка. И пока мы не скажем этой самодостаточности рынка свое гражданское "Нет!", нам не спасти науку, нам не повернуть процессы в другую сторону. Мы в лучшем случае будем обороняться.

Государство имеет право сказать от имени народа: «Да, наверное, не удастся снова выйти на мировой рынок медикаментов. Но мне, государству, нужны отечественные медикаменты, и точка! И мне тут наплевать на рынок, потому что это я-государство, отстаиваю судьбоносные параметры жизни моего народа, которые находятся по ту сторону узкой рыночной целесообразности. И я формирую госзаказ, я - государство». «Да, в течение некоторого времени, - скажет государство, - наши самолёты не будут востребованы мировым рынком, но я-государство от имени народа заявляю, что они нужны. И требую через госзаказ, чтобы в кратчайшие сроки были созданы самолеты наилучшего качества. Это свое требование я-государство подкрепляю государственным заказом и адресую этот заказ Академии наук. И не в 3 или 2 миллиарда долларов, а в 20 или 30 миллиардов, потому что только тогда он может быть выполнен, потому что без подкрепления ресурсами это невозможно. А если задание не будет выполнено, я-государство накажу и рублем, и административно, но сначала я задание сформулирую и подкреплю ресурсами. Да, государству ясно, что нужны какие-то обязательные выплаты, позволяющие жить той науке, которая находится по ту сторону госзадания. Но как только госзадания начнут носить наступательный, целевой, стратегический характер, прозябание науки закончится. Начнется живая научная жизнь, в которую, даю вам слово, будет немедленно втянута вся наука. Даже та, которая не охвачена государственными целевыми заданиями. Таков должен быть подход государства. С чем на самом деле мы сталкиваемся? С тем, что сначала лаборатории Академии наук по принципу - по одежке протягивай ножки - подписывают себе сами новое задание. Экстенсивное. И понимают, что ничего не дадут им сверх некой нормы, потом его утверждает институт, чуть-чуть пришлифовывая, потом Президиум Академии верстает вот такой том, и этот том, говорю вам ответственно, вообще никто не читает. Его вот так штампуют - ха-пух и всё! И тогда вот в этой ситуации порочной подмены государственного целевого задания этой жизни по логике прозябания, вот в этой ситуации академическая наука начинает разлагаться, а как только она начинает разлагаться, к ней подтягивается хищное зверье трех типов: первый – это обороняющие, у нас есть обороняющиеся против атак реформаторов люди, а кто подтягивается против них? Это, прежде всего, элементарные утилизаторы, это люди, которые смотрят на эту Академию наук, смотрят и говорят: «Елки-палки, да тут же столько материальных активов такие дома, другие, почему мы их не можем прибыльно использовать? Понятно почему! Потому что их заселили какие-то научные муравьи. Муравьев надо выгнать, а активы приватизировать.» Это-утилизаторы. Другая сила – это фанатики ублюдочной вестернизации, разве не сказал советник министра Ливанова, проректор по образованию МИСИСа, Тимоти О’Коннор: «Если бы я был царем и богом, я бы упразднил Академию наук!» Вы слышали такую фразу? Это официальное заявление, оно было сделано в мае 2010 года. Прошло 3 года. Кто позволил Тимоти О’Коннору стать этим царем и богом и фактически упразднить академию наук? А есть и более умные люди, которые прекрасно понимают, что как только начнется эта вестернизация, рухнет все. Значит ли это, что я хочу переложить ответственность на академию наук за оборонительную стратегию. Нет и еще раз нет. Академия наук – это великая сокровищница и поныне имеющее национальное и мировое значение, но эта сила находится на голодном пайке, она погружена в агрессивную, несовместимую с ее сутью агрессивно-буржуазную среду, и может только прозябать и разлагаться, медленно или быстро, с полной или частичной патологизацией. РАН ведет себя блестяще в этой фундаментально губительной ситуации, но РАН обороняется и не более того. И позвольте мне объявить это народное собрание началом перехода от обороны к наступлению! Согласны с такой стратегией? (Участники митинга: «Да!»)

Ведущие деятели науки бьют тревогу, они говорят: «Мы знаем Россию, мы знаем качество физико-математической культуры, взращенной на русской земле с 30-х годов XX века. Мы считаем это качество вкладом в мировую сокровищницу. Да, наука едина. Но есть разные способы делания науки, разные стили, разные методы организации научного процесса. То, что сделали в России по линии организации физико-математического образования – бесценно. Нобелевские лауреаты говорят: «Мы завидуем вам, что вы получали такое образование!» Это говорят нобелевские лауреаты, иностранцы, потому что они не лже-реформаторы, не ублюдочные вестернизаторы, а подлинные ученые. А чем занимаются господа тимоти о’коннеры и те, кто их слушает? Они пускают это все под нож, в угоду какой-то преступной болонской и прочей системе, в угоду этому ЕГЭ и прочим пакостям, разрушающим наше образование. Нам говорят, что теперь уже поздно переходить к наступательности. Нет, не поздно, сейчас самое время сказать правду, сказать о том, что настоящая рефлексия на научный процесс, на роль науки в жизни отечества пока отсутствует в научной среде! Что ученые гениально или талантливо действуют в сфере своей специальности, но взгляд на науку в целом, на управление наукой, на научную политику не превращен в сегодняшний день, в четкое целевое самозадание. Пока этого не произойдет о’коннеры и их союзники будут продолжать побеждать! Так давайте лишим их такой возможности! Давайте ради этого соберемся сейчас и будем собираться снова и снова! Давайте соберем это второе народное собрание! Объявляю его открытым!»

promo friend march 30, 2015 22:02 1066
Buy for 10 000 tokens
Народный мэр Славянска Вячеслав Пономарев и генерал Сергей Петровский (Хмурый) начали рассказ о похождениях Стрелкова в Славянске и во всей Северодонбасской агломерации (Краматорск, Славянск, Семеновка, Дружковка, Константиновка и так далее) в целом. Напомним, что антифашистское сопротивление в…

  • 1
резолюция очень чёткая написана.

Да и митинг мощный.

Муть времени

"Президент России вступится за РАН" - какая наивность!
Сказано же было давно: "Слишком много образованных".

Re: Муть времени

"Президент России вступится за РАН" - какая наивность!

Вы откуда это взяли?

Re: Муть времени

Из текста: 2й абзац
"Работники Академии наук в шоке от того, что произошло. Многие из них до последнего надеялись, что Президент России вступится за РАН, что он не допустит пожирания Академии лжереформаторами очень специфического розлива. Чем больше было этих надежд, тем более горьким оказалось нынешнее разочарование. Власть в очередной раз поддалась лжереформаторскому соблазну. Совершена грубейшая стратегическая, политическая и технологическая ошибка." и т.д.

Цитируйте полностью

Так и цитируйте полностью. И дело здесь не в образовании, точнее, в том, что его "избытке".

Re: Цитируйте полностью

Нормальная ненависть криминоида к научникам. То же встречалось у ментов. С кем поведешься...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account