Друг ЖЖ (friend) wrote,
Друг ЖЖ
friend

«Не за горами коричневая фракция в Европарламенте?»

Статья «Не за горами коричневая фракция в Европарламенте?», опубликована в «Cicero» (Германия). Авторы: Мартин Лангебах, Андреас Шпайт. Перевод осуществлен движением «Суть Времени».

Кризис евро, курс на затягивание поясов и безработица среди молодёжи обеспечивают наплыв сторонников в ряды правых экстремистов во многих странах Евросоюза. В Европарламенте радикалы уже давно пытаются создать совместную фракцию. Мартин Лангебах и Андреас Шпайт описали эти попытки в своей новой книге «Правые радикалы Европы». Отрывок из книги.

Хайнц-Христиан Штрахе (Австрийская партия свободы) и Марин Ле Пен (Национальный фронт) в Европарламенте
Фото: picture alliance
Хайнц-Христиан Штрахе (Австрийская партия свободы) и Марин Ле Пен (Национальный фронт) в Европарламенте.


Сразу после выборов в Европарламент «Партия независимости Соединённого Королевства» (ПНСК) и Лига Севера создали в нём фракцию «Европа свободы и демократии» (ЕСД). Название фракции может ввести в заблуждение, ибо правые радикалы не прочь вложить в эти понятия новое содержание. «Враги Европы представляют себя (…) бойцами сопротивления против Евросоюза, как «тоталитарного сверхгосударства», – написал в 2009 году Шульц в сборнике по стратегии действий правых экстремистов, изданном Штефаном Брауном, Александером Гайслером и Мартином Герстером. Президент Европарламента пояснил дальше, что предполагаемому «Евросоюзу – тюрьме народов» противопоставляется «Европа отечеств», «Европа народов». Выступая на одном из заседаний, Жан-Мари Ле Пен полнее развил эту идею: «Национальное сопротивление законно, оно является правом гражданина и обязанностью патриота». Демократия для Найджела Фараджа, председателя ПНСК и председателя фракции, означает также свободу от исполнения решений Европарламента. Ибо «евроидиоты» ведут к «Европе однообразия». Его требование: немедленный роспуск Евросоюза или, в противном случае, выход из него Великобритании.

Требования роспуска Евросоюза разделяют депутаты фракции ЕСД, образованной из праворадикальных партий «Словацкая национальная партия», «Настоящие финны» и «Польская солидарность». «Парадокс: самым большим желанием лиц, заседающих в парламенте, является его упразднение», – сказала председатель фракции партии «Зелёные» Ребекка Хармс в интервью немецкой газете «Тагесцайтунг». С образованием фракции депутаты выиграли в своём парламентском влиянии: они получили больше времени для выступлений на дебатах, больше постов в комитетах и больше денег. Бюджет рассчитывается исходя из величины фракции, то есть количества её членов: ЕСД в 2012 году насчитывала 33 депутата, что дало ей бюджет в размере 2,451 миллиона евро. В марте 2012 года фракция пополнилась ещё одним депутатом, что должно принести ей за год 2,579 миллиона евро. Политические шансы на стезе парламентской деятельности, однако, почти не используются, полагает Хармс: «Для большинства членов этой фракции высшим приоритетом являются вопросы суверенитета своих государств».

«Австрийская партия свободы» (АПС) хотела присоединиться к фракции, как рассказывал в 2009 году в интервью австрийской газете «Штандарт» Мёльцер. Однако её вступление заблокировали одна или две партии из ЕСД. «Они ничего не знают о нас и верят всему, что пишут в политкорректных СМИ», – рассказал Мёльцер в интервью в своем бюро. Обвинение в национал-социализме, приписанное АПС, заставило «национальные партии» держать дистанцию, полагает он. Мёльцеру многое видно из окна его офиса. В кругах правых радикалов он считается «мотором правой европейской идеи». Неудачный опыт с фракцией не разочаровал его, он знает, что для достижения цели требуется время. Он не распрощался со своими надеждами на создание головной организации для «правых патриотических партий», как он их называет. Занятый созданием альянсов по всей Европе, он невозмутимо сидит за столом в строго обставленном кабинете. «Я критик не Европы, а Евросоюза», – говорит человек, заседающий от АПС в Европарламенте вместе с Франком Обермайером. «Главная проблема в том, что элиты видят в централизации благо. Это создало всем нам головную боль, жутким перегибом стало скоропалительное введение евро», – пытается он дать объяснение. Элиты болтают о том, что если умрёт евро, то умрет и Европа, однако, Европа, по словам Мёльцера, «больше, чем только экономика. История её культуры и духа насчитывает века».

Свое видение Европы он кратко изложил уже в 2005 году, его тезисы сводятся к следующему: Европа наша. Он за Европу свободных народов и культурного разнообразия. Нет такой праворадикальной партии в Европе, которая после того как кризис охватил отдельные государства, не пыталась бы выставить себя выразителем сомнений и забот людей относительно евро и мер спасения в сложившейся ситуации. Их критика валютного союза, недостатков системы налогообложения и регулирования денежного обращения может звучать и со стороны левых партий и инициатив. Однако последние не требуют упразднения евро. Вместо этого они выступают за бóльшую социальную справедливость и политический контроль рыночной экономики. Напротив, Мёльцер без обиняков заявляет, что «тот, кто любит Европу, должен быть против евро». В своей колонке «Письма из Брюсселя», регулярно публикуемой в правом австрийском еженедельнике «Цур цайт» (издаваемом при его участии), он поднимает подобные и другие темы.

Мёльцер получил мандат депутата Европарламента еще в 2004 году. В 2009 году АПС смогла удвоить свою прежнюю долю голосов, получив 13,1%. Ещё во время первого периода своих полномочий Мёльцер попытался создать в парламенте фракцию «правых патриотических партий». 1 января 2007 года он решительно инициировал создание фракции «Идентичность, традиция, суверенитет» (ИТС). Её создание стало возможным благодаря расширению Евросоюза на восток, пополнившему депутатские места за счёт правых радикалов из Болгарии и Румынии. Однако всего несколько месяцев спустя, 12 ноября 2007 года, фракция из 23 депутатов распалась из-за множества склок. Переполнила чашу терпения Алессандра Муссолини, внучка «дуче», родившаяся в 1962 году. Депутат от итальянской партии «Социальная альтернатива: Листа Муссолини» потребовала немедленно депортировать из Италии румынских цыган. Пятеро депутатов от партии «Великая Румыния», недовольные тем, что коллега по фракции не видит разницы между цыганами и румынами, вышли из неё.

В 2012 году Мёльцер высказался пренебрежительно о распаде фракции: «Фракция даёт больше пространства для действия? Нет, такого сказать нельзя». Скорее, сотрудничество осложняют «правые патриоты, которые не столь быстро меняют свою идентичность». Так же под кожу въелись 70 лет исторического наследия, рассуждает Мёльцер. Он сам, похоже, ценит далеко не все радикальные правые партии в Европе: «На Востоке в различных национальных движениях полно мракобесов и глупцов». Сторонники партии «За лучшую Венгрию», по словам Мёльцера, «подлинные антиевропейцы». Поигрывая перстнем с печаткой, он добавляет: «Я пока не вижу большой фракции правых патриотических партий», умалчивая о том, что уже существует европейская партия, с которой сотрудничает АПС – Европейский союз за свободу (ЕСС).

В феврале 2011 года правление Европарламента официально признало существование ЕСС. На председательский пост партии, основанной в 2010 году на Мальте, её соучредителями был избран Годфри Блум из ПНСК; Мёльцер и Клэйс наряду с прочими были назначены в правление. «Члены альянса, – говорится в отчёте делегации АПС по итогам работы в Европарламенте за 2011 год, – убеждены в том, что необходимо путём совместных инициатив решать такие выходящие за рамки отдельных национальных государств проблемы, как массовой приток жителей Африки и, как следствие, злоупотребления с предоставлением им жительства». Кроме ПНСК и АПС к европартии принадлежат 14 членов, среди которых «Фламандский интерес» (Бельгия), «Шведские демократы», литовская партия «Порядок и справедливость», немецкая «Граждане в ярости». То, что последние во главе с Яном Тимке не входят в Европарламент, не является помехой. В Евробалансе-2011, разновидности популистского отчётного доклада депутатов АПС о деятельности в Европарламенте, это сотрудничество «по ту сторону» парламента открыто подчеркивается: «ЕСС должен работать на перспективу как контактная площадка европейского уровня. (…) здесь мы также имеем возможность вовлекать в нашу работу партии, ещё не представленные в Европарламенте». С точки зрения соблюдения формальностей основание ЕСС не представляло сложности.

«Условия для признания европейской партии сравнительно умеренны», – говорит Петер. Или в ней должны быть представлены депутаты региональных или национальных парламентов как минимум четверти стран-участниц Евросоюза, или по крайней мере от одной страны должны быть депутаты в Европарламенте. Автор исследования от партии «Зелёные» не без основания опасается того, что и прочие правые партии, не представленные в Европарламенте, смогут получать средства от Евросоюза.

Уже в 2011 году ЕСС получил из казны Евросоюза 372753 евро. Согласно отчёту Европарламента в 2012 году в кассу противников ЕС, на финансирование борьбы против открытой и современной Европы, утекли ещё 360455 евро. И деньги её противники получают охотно. В феврале 2012 года Европарламент признал в качестве очередной европейской партии так называемый Европейский альянс национальных движений (ЕАНД). Он существует ещё с 2009 года под председательством француза Бруно Голниша. Партия, основанная в Будапеште, объединяет депутатов от французского Национального фронта, венгерской «Партии за лучшую Венгрию», Британской национальной партии и ещё 11 прочих праворадикальных партий. За 2012 год Европарламент (ЕП) отчитался в выделении ЕАНД 289266 евро. Фактически же, уже с 2004 года европейские партии могут получать от ЕП ежегодную финансовую помощь в форме субсидий на покрытие «эксплуатационных расходов», которые у таких партий могут составлять до 85% всех затрат, как поясняет Констанция Беккерхоф из пресс-службы Европарламента. Оставшаяся сумма должна покрываться за счёт собственных средств, вроде членских взносов, или частных пожертвований.

Самое интересное, что праворадикальные парламентарии могут получать деньги на свою подрывную агитацию против «Централизма Евросоюза» или «Исламизации Европы» даже без статуса фракции ЕП или европейской партии: кроме ежемесячной компенсации евро-парламентарию в размере 7960 евро, каждому депутату выделяется в месяц ещё свыше 21200 евро на содержание штата помощников. Суточные депутаты получают, если подписывают официальный список присутствующих лиц.

В 27 странах-членах ЕС существует весьма неодинаковое законодательство в части финансирования кандидатур на место евро-депутата. Очень приблизительно можно провести разницу между странами, оказывающими либо нет поддержку на государственном уровне на выборах. К тем, кто не оказывает поддержку, относятся Бельгия, Болгария, Дания, Эстония, Литва, Латвия, Нидерланды, Австрия, Венгрия, Мальта, Великобритания, Швеция, Словакия и Кипр, помощь же оказывается в таких странах как Германия, Франция, Греция, Ирландия, Италия, Люксембург, Польша, Португалия, Румыния, Словения, Испания и Чехия. В странах, осуществляющих дотации, размер их определяют результаты выборов; финансирование в полном объёме не предусмотрено. Например, в Германии партийное финансирование увязано с результатами выборов в ЕП. Претендовать на деньги может партия, преодолевшая барьер в 0,5%, что уже в течение ряда лет является основанием для праворадикальных партий Германии выставлять свои кандидатуры даже без реальной надежды на успех. Для поддержки мелких партий первые 4 миллиона отданных за них голосов оплачиваются государством по ставке 0,85 евро, а за каждый голос сверх этого – по 0,7 евро. Дополнительно выплачиваются субсидии применительно к личным пожертвованиям, то есть каждый евро от гражданина дополняется 0,38 евро от государства, пожертвования фирм – нет.

«Через основание политических партий на общеевропейском уровне партии правоэкстремистского и правопопулистского толка пытаются координировать свои действия ради получения финансирования, – рассказывает Альбрехт в своем офисе. – До нынешнего момента они редко осуществляли совместные проекты или действия». Фракцию же ЕСД он оценивает как «объединение с определённой целью». Паскаль Дельви, политолог из Свободного университета Брюсселя, придерживается того же мнения: «Это очень националистические партии. Их интересы слишком расходятся. Немцы, австрийцы и итальянцы не объединяются одним лишь нахождением на территории Австрии», – сказал он в интервью «Тагесцайтунг». Он особенно подчеркнул, что обе партии, ЕСС и ЕАНД, «едва ли имеют какую-то общую программу. Они объединились, чтобы получать деньги». Это не противоречит тому, что они проводят также конференции и митинги. Сетевое объединение партий и обмен позициями происходят уже давно, говорит Альбрехт. Шульц писал про стратегию правых экстремистов, что «связи, вне всякого сомнения, возросли, но далее они большей частью ни к чему и никого не обязывают». Вполне достаточно совпадений программ, чтобы вести координированное сотрудничество, говорит Шульц: «нет» Европе, иммиграции, мультикультурализму и глобализации.

Также и на уровне парламентских будней Страсбурга и Брюсселя личные распри у руля управления и национальные воззрения скорее мешают прагматичному сотрудничеству. «Нет, согласованные выступления почти не наблюдаются», – говорит Циммерман. Депутат от партии «Левые», расположившись в столовой для парламентариев и прессы, тут же подчеркивает: «Даже члены ЕСС не всегда голосуют единой фракцией». Ей кажется, что отдельные депутаты «используют европейскую трибуну в первую очередь для себя лично». В комитетах парламента правые депутаты сотрудничают друг с другом очень по-разному. «Одни что-то вносят, другие не делают вообще ничего», – говорит она. В своем отчете за 2012 год делегация АПС утверждает, что за текущий срок полномочий законодательного органа «самым активным австрийским депутатом» был Мёльцер: с 2009 года он произнес 237 речей, сделал 501 запрос и внес 865 проектов поправок в соответствующие комитеты. Кроме того, он присутствовал на 98,35% пленарных заседаний. Однако эта статистика не должна вводить в заблуждение относительно его фактического политического веса.

Циммерман и Альбрехт единогласны: правые радикалы не задают тон в дискуссиях и дебатах Европарламента. Решения и постановления – как и во всех демократических парламентах – прорабатываются в комитетах и комиссиях ЕП. В них же громогласных на пленумах радикальных правых депутатов зачастую еле слышно. Шансы, что удастся в рамках их работы провокационными методами привлечь к себе внимание СМИ, ничтожны, поскольку здесь интенсивная депутатская деятельность проходит без доступа публики.

Посетители заседания с изумлением рассматривали зал заседаний с 1 по 5 июля 2012 года. Ведь далеко не на каждом заседании парламентарии занимают все свои 754 голубых кресла. Обычно помещение выглядит почти пустым; лишь отдельные депутаты слушают выступления или держат речь сами. «Пожалуйста, поймите. Депутаты, которые сейчас отсутствуют в зале, заседают в комитетах, проводят встречи фракций или ведут переговоры с экспертами», – постоянно поясняют помощники отдельных депутатов группам посетителей. Наушники на местах для посетителей дают им возможность услышать речи на родном языке. Но в голосовании по вопросу «Европейского патента» в среду 4 июля были заняты почти все места. Уже в течение ряда месяцев в среде европейской общественности шли широкие дискуссии (и протесты) по поводу «Соглашения о борьбе с контрафактной продукцией» – The Anti-Counterfeiting Trade Agreement – сокращенно ACTA. Альбрехт, политико-правовой спикер фракции «Зелёных» в ЕП, подытожил критику проекта Европейской комиссии: «Соглашение предусматривает постепенную приватизацию осуществления права в Интернете. Это создает угрозу, что сетевая свобода и основные права пользователей Интернета будут ущемлены». В своей речи, занявшей 2 минуты 12 секунд, Марин Ле Пен предостерегла от принятия «Соглашения», которое резко ограничит свободу в сети в пользу привилегированного меньшинства. С листком в руке, в скромном жакете чёрно-серо-белых цветов, с собранными в пучок белокурыми волосами, председатель Национального фронта со своего места № 616 говорила в микрофон, настаивая на репрессивном характере предложения. Итоговым результатом дебатов стал провал ACTA.

Альбрехт ожидал этого «Нет» от Национального фронта. «В ходе дискуссии важнее всего очень точно выяснить расхождения по содержанию», – говорит он в своем бюро, телефон в котором непрерывно звонит по поводу отклонения ACTA, а депутаты и помощники «Зелёных» поздравляют друг друга через открытые двери. В парламенте часто не хватает таких содержательных дискуссий также и потому, что он «не слишком стремится тратить на это достаточно времени». После некоторого раздумья он осторожно говорит: «Поразительно, как мало иные депутаты знают о том, что их коллеги думают и делают». Это должны быть «славные коллеги», сразу приходит мысль в голову, с которыми не только можно перекинуться словечком в перерывах между заседаниями, но и вместе выпить кофе. «Они так пытаются обзаводиться друзьями», – полагает Альбрехт. И если это им удаётся, то это потому что эти «славные коллеги» в зале ЕП далеко не всегда повторяют то, о чём говорят и к чему стремятся в собственных странах. Далеко не все праворадикальные депутаты рассматривают пленумы как площадку для провокаций.

К какой-то совместной стратегии обхождения с правыми экстремистами прочие партии ЕП так и не пришли. Циммерман говорит: «Если мы предлагаем чёткие разграничения, то быстро слышим в ответ, мол, вы, немецкие «левые», слишком впечатлительные, но…». В отдельных партиях линию поведения определяют весьма различные представления о демократии, коренящиеся в историческом опыте страны происхождения депутатов. «Поэтому мы и встречаемся столь часто, чтобы выработать общее понимание», – говорит Альбрехт. В 2011 году «Зелёные» вывесили в парламенте для информации фотографии праворадикальных депутатов с цитатами из их речей. «Этой акцией мы хотели растормошить наших коллег, поскольку, как было уже сказано, большинство из них знает лишь, что в парламенте находятся правые экстремисты, но не знает, что они представляют из себя». Не все правые радикалы ищут контактов с остальными депутатами. «Это непростые люди, противоречивые личности. Уже даже Мёльцеру и Марин Ле Пен трудно общаться между собою», – говорит Альбрехт.

То, что остальные депутаты не принимают всерьёз коллег из правого крыла, отражает результат их личной оценки весомости проводимой политики. «Они воспринимают их мандаты как нечто частно-политическое, ведь их партии хотят в первую очередь денег», – продолжает Альбрехт. Ведь партии вовсе не рассчитывают на то, что обладатели их мандатов будут в Брюсселе и Страсбурге лезть из кожи вон. Зато в своих странах евро-депутаты ведут очень активную деятельность. Их выступления в парламенте, к примеру, такие, как заядлого критикана и противника Евросоюза датчанина Мессершмидта, в первую очередь, настойчиво адресуются своей родине. Они совершенно осознанно «выступают в обличье депутатов Европарламента, чтобы выглядеть солиднее, а то и вообще, как обладающие официальной поддержкой со стороны государства», – делится Альбрехт своими наблюдениями.

Также и Дельви полагает, что правые радикалы пытаются повышать своё влияние не только в ЕП, но и хотят расширить своё влияние в родных странах. «Они повсюду выносят на повестку дня одинаковые темы обсуждения: иммиграция, избирательные права для иммигрантов, их притязания на социальное обеспечение, – говорит он «Тагесцайтунг», – что отражается и в политике, в том числе и на общеевропейском уровне». Он озабочен тем, что «как следствие, эти темы подхватывают и прочие партии, чувствующие себя стеснёнными».

В Европарламенте бросается в глаза, что против Евросоюза и иммигрантов резко выражаются не только лишь правые радикалы. С уверенностью Мёльцер говорит в своём бюро: «Я знаю в ЕП сотню депутатов, думающих так же, как мы». Его не беспокоит то, о чём болит голова у других, а именно, что в 2014 году на выборах в Европарламент правые радикалы могут получить больше мандатов, чем в 2009-м. «Средние слои», как фиксируют исследования по вопросам конфликтности, ксенофобии и дискриминации, становится всё более нервозным: озабоченность судьбой евро, боязнь падения вниз по социальной лестнице, размышления о снижении расходов на социальные нужды, страх перед исламизмом, опасения по поводу иммиграции и размывания общих ценностных представлений. С этими реальными заботами и страхами связывают правые радикалы свои надежды на предстоящих выборах. «Я боюсь, что эти их надежды не постигнет разочарование», – говорит Альбрехт.

Данный текст – отрывок из книги «Правые радикалы Европы» Мартина Лангебаха и Андреаса Шпайта. Книга издана в апреле 2013 года издательством Orell Füssli и поступила в продажу.
«Правые радикалы Европы» Мартина Лангебаха и Андреаса Шпайта

Источник: http://www.cicero.de/weltbuehne/rechte-parteien-im-eu-parlament-dagegen-sein-ist-alles/54065
Выражаем свою благодарность: скауту АТ, переводчику svonb, редактору kikuchiyo.
http://eot.su/node/15663
Tags: Перевод
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo friend march 30, 2015 22:02 1045
Buy for 10 000 tokens
Народный мэр Славянска Вячеслав Пономарев и генерал Сергей Петровский (Хмурый) начали рассказ о похождениях Стрелкова в Славянске и во всей Северодонбасской агломерации (Краматорск, Славянск, Семеновка, Дружковка, Константиновка и так далее) в целом. Напомним, что антифашистское сопротивление в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments