Друг ЖЖ (friend) wrote,
Друг ЖЖ
friend

Categories:

Кургинян о конфликте между Госдумой и МК и убийстве Деда Хасана


http://youtu.be/Ry01QeYcrRM

Вопрос из зала: Сергей Ервандович, расскажите, всё-таки, сибирякам, кто дал «фас» Андрею Исаеву, и чем объясняется, что именно в эти дни сцепилась Госдума с журналистским сообществом, подоплёку вот этого скандала Гусев - Исаев?

С.Е. Кургинян: Первый вопрос заключается в том, что Павел Гусев (и он это подтвердит) - это человек, который учился со мной вместе в геологоразведочном институте, он играл в моём самодеятельном театре (два года он был актёром моего самодеятельного театра), он был моим спарринг-партнёром по самбо в течение пяти лет в секции самбо, и он был человеком, который написал на меня первый донос и потребовал моего исключения за коммунистический ревизионизм. Я этот донос читал, он всё это знает. У нас с ним давнее такое взаимное чувство и сильное. Гусев – человек несвободный, и я никогда не поверю, что Гусев будет травить каких-нибудь женщин, если ему это не будет приказано.

Значит, один клан – который скомандовал «фас» на женщин, другой клан - скомандовал «фас» на Гусева. Это очередное столкновение кланов. Так же, как… я никогда не поверю, как специалист, что можно убить фигуру типа деда Хасана просто так - взять винтовку, забраться в окно... Чем журналист отличается от эксперта? Журналист считает, что деда Хасана, главного уголовного авторитета кавказской группы, можно убить, забравшись с винтовкой снайперской, нажав на неё - пуля, снайпер ушел. А я вам говорю, что перед тем, как убить Хасана, две элитные группировки должны всё время делить территорию - потому что нет никаких «воров в законе», «воры в законе» все подчинены спецслужбистским и иным группировкам. Нет «воров» как таковых. Они были выдуманы Берией, потом передавались из рук в руки. Вот такие вещи, которые существуют – это, действительно, война элит. Это воюют два клана – тот, который «Гусев», и тот, который, так сказать, <«Исаев»>. Только не говорите мне, что Гусев – свободный журналист, а остальные – это клан. Это два клана, понимаете? Это первое.

Но к этому добавляется одно обстоятельство, которое надо тоже себе представить. Это люди, причем люди, прошедшие тяжёлую криминальную или околокриминальную дорогу. Они прожили тяжёлую жизнь. И когда их непрерывно, прошу прощения за это слово, опускают, и опускают, и опускают, и опускают, и опускают, и опускают, у них два чувства. Первое, рациональное, которое заключается в том, что «если так опускать, то никаких выборов не будет и меня не выберут, и никого не выберут». А второе – что «я не прогнусь, вот я сейчас в ответ вот это покажу!»

И когда их полоскали, полоскали, называли проститутками, в эту сторону гнули, и в эту, таким способом, другим способом, так крутили и так крутили, то, в конце концов, они накопили невероятную «горючку» внутренней ненависти к этому. Они понимают, что их подлецами, шлюхами, мразью - чем угодно – полощут, полощут и полощут. И, в конце концов, когда произошло выступление Путина на коллегии, если мне не изменяет память, ФСБ, где он сказал, что пресса у нас свободная, это святое, но, как бы, неконтролируемые оскорбления и всё прочее – это чересчур, и всё прочее, они, наконец, просто поняли, внутренне, что, в каком-то смысле, они уже не обязаны терпеть. То есть, у них было ощущение, что их привязали к дереву, и что они должны стоять, а им по морде хлещут, хлещут, хлещут – такой цирк, «так приказал царь», «так им и нужно». И вдруг что-то было сказано, и они смотрят: «Батюшки, а ручки-то свободные!» Натурально – «оковы тяжкие падут, темницы рухнут!» И в этот момент им опять начинают орать: «Мразь, проститутки, это, это!» Они говорят: «Закон о СМИ! Карты на стол!»

Параллельно с этим началась эпоха публикаций суперкомпроматов. То, что опубликовано на Удальцова – это ещё мелочь. Непрерывно начинает публиковаться фактический компромат, где оперативная запись, где все эти дела выступают в полной неприглядности. А там, понятно, что там пробы ставить негде. Там натурально... Значит, они, почувствовав, что им освободили ручки, а тут им начали каркать, мазать их дерьмом, и всё прочее, они в ответ на это заорали «Эээ! Ыыы!»

Но это – человеческое измерение. Естественно, что если бы им не сказали «можно», они бы не... А сказали им можно, началась война кланов. Но это совпало. Вот так, как он кричит, я понимаю, что, с одной стороны, ему сказано – всё в порядке, всё путём. А, с другой стороны, он безумно заведён. Он, если бы действовал чисто по приказу, он бы улыбался и говорил: «Ну, зачем же так, мы подадим в суд!» А он – заведён! Потому что те тоже сошли с ума. Назвать подлецами людей, принявших закон Димы Яковлева, в условиях, когда это принял весь политический класс, все партии подряд?

Ну вот, порядочные люди это только те, которые думают так, как я? А те, кто думает не так, как я – это непорядочные? В какой стране мира можно упражняться и говорить, что общество поделено на «анчоусов» и «дельфинов»? Мы, говорит Латынина, меньшинство, но мы – дельфины благородные.

Что такое креативный класс? Откуда взят этот термин? Что это всё означает? Значит, они сами раскалывают народ на две части интенсивнейшим образом. Минкин говорит – да, за Кургиняна голосуют большинство населения, но только это большинство – грязные навозные мухи. А те, кто голосует за Сванидзе – это благородные пчёлы, они всегда в меньшинстве (это они сами про себя): «Мы – соль Земли, мы – единственный образованный класс!» Потом они начинают нести ахинею. Знаете, как Латынина говорит? Что, «как известно»… Юргенс первый. Юргенс сказал: «Как известно, в шторм балласт с корабля выкидывают, чтобы он держался на плаву». Представляете себе – балласт выкинут из корабля в шторм? Это гарантированное опрокидывание! Он перепутал его с воздушным шаром. Я в этом смысле говорил всегда, что Чубайс про электроэнергию знает много, очень много. Он знает, что есть вилка, розетка, переменный и постоянный ток, понимаете? А про нанотехнологии он не знает ничего. Он не знает, с какого размера они начинаются, что это такое – но он руководит. Сейчас таких много. Вот то же самое – «как известно». «Как известно – балласт надо выкидывать». Выступает Латынина, говорит: «Как известно, Геббельса повесили в Нюрнберге» [смех в зале]. На сайте пишут: «Дура, меня не повесили, я йаду принял!» Они демонстрируют свою чудовищную некомпетентность. Я уже не буду говорить, что… «стрелка осциллографа наших процессов отклонилась вправо», - говорит Латынина [смех в зале]. Кто-нибудь из вас видел стрелку осциллографа? Там её нет, понятно. И так далее. Значит, вот эта вся хохма. Люди понимают, что оборзевшее сообщество это – оно некомпетентно, что никакого к нему уважения настоящего нет. Оно хлещет всех по щекам и говорит: «Быдло! Быдло! Быдло! Быдло! Быдло!» Люди накапливают естественную взрывчатку. В этот момент эта естественная взрывчатка совпадает с несколькими событиями.

Первое событие - это говорят: «Вы знаете, вообще-то говоря, свобода слова священна, и всё прочее, но так, чтобы всех просто оскорблять – так нельзя!» Это первое. Второе – начинается столкновение кланов. Все понимают, что Гусеву дан «фас!» и все понимают, что если Гусеву дан «фас!», то за ним идёт одна часть элиты. И другая часть элиты идёт в противоположную сторону. Столкновение элит, размышление Президента о свободе слова и внутренняя безумная накопленная взрывчатка, плюс отмороженные заявления – «проститутки», «твари» и так далее, и тому подобное, приводят к тому, что на пересечении всех этих процессов произошёл взрыв. Это как бы... Вы вот говорите: «Пусси Райот», но вы же понимаете, что это либеральное крыло церкви, что это внутрицерковные «девушки».

Вопрос из зала (продолжение): И всё-таки, Сергей Ервандович, простите, Вы сказали: «Всё знаете». И всё-таки, кто персонально сказал «фас» Андрею Исаеву – он сам без «фаса» не…

С.Е. Кургинян: Андрюща Исаев, которого я знаю двадцать лет, чувствует тенденцию. Как говорили мне в советской «Правде»: «Мы не “Сельская жизнь”. “Сельская жизнь” получает директиву, а у нас, - говорил мне главный редактор, - управление по тенденциям». Андрюша Исаев великолепный нюх имеет. Он почувствовал тенденцию. Во-первых, он почувствовал, что он может стать героем, потому что «вот так достало». «Это, - говорит, - моя невеста Машенька, она не пьёт и не курит. Да, Машенька? Ты не пьёшь и не куришь? А почему, Машенька? “Ну не могу больше! [проводит рукой у шеи]”»

Вот это «не могу больше» он очень хорошо чувствует, свою ситуацию. Ему избираться, он понимает, что на чём-то надо играть. Он слышит, что говорит Путин, он видит, как два клана идут друг на друга – он явно в другом клане, он в клане профсоюзном, шмаковском, понятно, а это клан антипутинский. Ему этих трёх вещей совершенно достаточно. Ему не должны говорить: «Иди сюда, атакуй». Ему говорят: «Ну, достали! Ну, кошмар! Ну, где-то всё-таки граница существует! Мы всё время думаем: “Ну, смелые-то люди есть или нет?!”» Андрюше этого достаточно. А это говорится каждый день. Это говорится каждый день. Поэтому, всё в порядке. Человек хорошо чувствует тенденцию. Никогда не сделает ошибочного фальстарта и не дернется. Благородно, если он не понимает, что за ним стоит бэкграунд. Он видит, что за ним стоит бэкграунда. А дальше он должен рисковать. В противном случае, он может стать, ну, помощником депутата, но он министром не станет. Министром, не рискуя, не станешь. Тут надо начать рисковать, угадывать, чувствовать. А если будешь всё время бегать и спрашивать: «А надо или не надо?» - ну, не знаю, так много не наиграешь. А Андрюша вполне готов. Вполне. По его лицу видно, что он чувствует, что главные призы впереди, вот рядом.

P.S. Полная версия – http://youtu.be/hcfc05iGWHo
Tags: Госдума, Гусев, Дед Хасан, Исаев, МК, Новосибирск
Subscribe

promo friend март 30, 2015 22:02 1045
Buy for 10 000 tokens
Народный мэр Славянска Вячеслав Пономарев и генерал Сергей Петровский (Хмурый) начали рассказ о похождениях Стрелкова в Славянске и во всей Северодонбасской агломерации (Краматорск, Славянск, Семеновка, Дружковка, Константиновка и так далее) в целом. Напомним, что антифашистское сопротивление в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments