?

Log in

No account? Create an account
Суть времени, friend, френд, Андрей Малахов ЖЖ, друг

friend


Друг ЖЖ

«Что человек, когда его желания – еда и сон? Животное, не боле»


Previous Entry Share Next Entry
О Круглом столе в Думе по ювенальному законопроекту.
Суть времени, friend, френд, Андрей Малахов ЖЖ, друг
friend
Оригинал взят у annatubten в О Круглом столе в Думе по ювенальному законопроекту.

круглый стол

Я начала писать прямо с Круглого стола по законопроекту "О социальном патронате". Сразу скажу, что это не стенография и не анализ. Мое впечатление от всего произошедшего будет отдельно. Уж не обессудьте, как получилось.

Открыла Круглый стол Елена Борисовна Мизулина, Комитет по делам семьи, женщин и детей. Она сделала вполне корректное вступление.

После нее выступила с основным докладом минут на двадцать Третьяк Наталья Владимировна от Минобразования. Она говорила о том, что снизилось количество отнимаемых детей, уменьшилось количество отбираний родительских прав. В общем, смысл ее речи в том, что государственный патронат необходим.

После нее, очень сильно и не в рамках привычных норм официальных докладов, выступил Сергей Кургинян. Он рассказал, что по всей стране прошли пикеты, собрано 130 000 подписей, показал слайды со всех пикетов. Высказался по поводу тайных планов ювеналов.

Выступил о.Всеволод Чаплин. Он говорил о том, что у родителей должно быть абсолютное право на воспитание, на режим получения информации, на границы физического сдерживания и пр.

Родители должны решать, какие книги читать, соблюдать ли пост, посещать ли ребенку богослужения, соблюдать ли необходимые нормы поведения. Он сказал, что разработчики должны учитывать, что есть люди, и он лично знает многих, которые готовы идти до конца в отстаивании своего права на это. Слова о.Всеволода прозвучали как некая угроза.


Он заметил, что сейчас, согласно действующему закону, у родителей есть это абсолютное право. И никто не хочет его терять. На его взгляд ( и это, как я поняла, ключевая проблема данного законопроекта), количество детей, которые попадают в трудные ситуации, ничтожно мало по сравнению с общим числом детей. И закон о соцпатронате должен распространяться только на них. А получается так, что законопроект рассматривает своим объектом все нормальные семьи, всех нормальных детей.
Представительница органов опеки Пресненский район Москвы: соцпатронат - это помощь семье. Когда опеку вызывают по сигналу, то опека выясняет ресурсы семьи. Затем дается первичная оценка о возможности нанесения вреда ребенка. Опека сегодня делает оценку на глазок. Хотя это очень важно. Оценка ситуации определяет дальнейший жизненный путь ребенка.

Далее подписываются документы, и составляется план по работе с семьей. Опыт показывает, что как только внедряется какой-то человек из органов опеки, то семья старается измениться. От полугода до года опека работает, затем решается вопрос об эффективности. Эффективность составляет 60 %.

Далее выступил Борис Альтшулер, который начал с дискредитации Кургиняна, аппелируя к тому, что вот, мол, вы видите, под каким предлогом собирались все эти подписи! Всех пугают тараканищем, Альтшулером. Вот, мол, цена всех этих подписей. Затем перескочил на законопоект об общественном контроле. В общем, выставил всех противников закона маргиналами.

Сказал, что разделяет тревогу, что в законопроекте размытые понятия. Действительно пока получается, что опека заинтересована в отъеме детей. Надо проводить грань между случаями, когда надо отбирать ребенка, а когда надо помогать. Надо давать семьям альтернативные варианты.

Проскурина, Курская обл: начала с дифирамбов Комитету Мизулиной, которые я опускаю. Далее: "У нас в области всего 1 специалист на 3 тыс детей! Мы видим нашу слабость в отсутствии межведомственного взаимодействия. У нас сейчас рождается новая технология по взаимодействию с семьями. Нам не нравится слово "контроль семьи". Мы должны перейти к сотрудничеству с семьями. Но мы понимаем, что без ресурсов не обойтись.

Поэтому у нас проходит благотворительный марафон "Мир детства", которым руководит жена губернатора. Мы собрали 95 миллионов рублей. Мы добавляем даже материнский капитал.

Мизулина: у нас не отчет Курской области.

Проскурина: нам нужна социальная реклама на предотвращение алкоголизма и наркомании.

И тут Мизулина вроде как увидела в этом отчете что-то чудовищное!

Мизулина: "А как идет расчет -1 специалист на 1000 человек? Сколько их должно быть? Два? Три? Коробят такие цифры. Ведь специалист должен работать с неблагополучными детьми, а не со всеми!"

При любых упоминаниях о ювенальной юстиции, Мизулина повторяла, что ювенальную юстицию мы здесь не обсуждаем.

Леткова: "Я попытаюсь сформулировать претензии общественности. Вызывают непонимание размытые формулировки. Не может опека определять критерии неблагополучности. Это и вызывает огромное непонимание со стороны людей. Мы не видим в этом законопроекте реальной помощи семьям. Это некоторые предписания. Якобы должны быть согласны родители на патронат.

Но в законе есть положение, что если родители отказываются взаимодействовать, то тогда происходит принуждение через суд. Какой смысл тогда родителям отказываться, если их все равно принудят через суд. Если родители не идут на сотрудничество, то ребенка могут отобрать по этому закону сразу. Если у органов опеки и попечительства остаются вопросы к семье, то они по этому закону обязаны отбирать ребенка. И я спрашиваю, этот закон действительно работает на сохранение семьи? Нет, это не так.

Пример, когда 2 сына страдали лишним весом в Финляндии и жили под контролем социального патроната. Семья соблюдала предписания, но дети не похудели. Через полгода их отобрали.
У нас уже сейчас есть такие требования как кровати, отдельное рабочее место, нормальный ремонт. И если семья их не выполнила, то ребенка отбирают.

Мы сейчас слышим, что нужно конкретизировать положения этого законопроекта. Мы категорически против. Семья имеет право на невмешательство в дела семьи. Это конституционное право семьи. Не приведет конкретизирование формулировок и подключение общественности к результату. Нам нравится анализ Павла Парфентьева, который говорит о том, что международный опыт применим только к семьям, которые нуждаются в этом. Мы поддерживаем о Всеволода, зако должен быть направлен только на действительно неблагополучные семьи, а не распространяться на всех.

Представитель соцопеки: Требует пересмотра понятие "семья в неблагополучном положении". Органы опеки сейчас, возможно, и заботятся о сохранении семьи. Часто необходимо помочь сделать ремонт, помочь получить паспорт и пр.
Принудительный механизм не вызывает расположения родителей. Нельзя просто вдруг идти в суд, если родители отказались взаимодействовать. можно идти, только если соцслужба имеет достаточно оснований для лишения родительских прав.
Мизулина:чем дальше слушаю, тем больше понимаю, что закон очень сложный. Надо будет учесть все опасения. Как отличить семью, которая имеет основания для вмешательства и не имеет. Возможно, надо прислушаться к предложениям Ольги Владимировны Летковой.

В этот момент мне пришлось выйти.

....В Новгорожской обл. Около 30 000 семей имеет задолженность по ЖКХ. И никто не говорит о реструктуризации долгов.


"Промама", директор бездетского детского дома в Москве: я безусловно поддерживаю законопроект, потому что он уже много лет помогает сохранить семью, и многие дети вернулись в семью. Мы помогли многим оставить детей дома. По сути, вопросов два. Дилемма между правами ребенка и вмешательством в семью. Придется искать баланс еще много лет. Существует много разработок, каким образом оценивать ситуацию. И второй вопрос связан с этикой. Важно не только запустить закон, а обеспечить подготовку его реализации путем подготовки специалистов. Проблема деинституциизации состоит в том, каким образом защитить ребенка и защитить семью. Если конкретным образом будет описана помощь и критерии оценки, то будет проще. И надо обратить внимание на критерии оценки эффективности патроната, и будет ясно эффективен ли патронат.

Храмова: абсурдность ювенальных законопроектов в том, что сразу возникает презумпция виновности родителей. Не стоит обращаться к международного опыту, потому что там существует даже принцип заказа детей в семьи гомосексуалистов.

Тимошина: сокращается преступления родителей против детей. Рост преступности в отношении несовершеннолетних происходит вне семьи.(Мизулина выключает микрофон на основании того, что это не по теме).

Сл. оратор от региональной опеки: данный закон должен рассматриваться как помощь семье. Нужно установить регламент оказывания услуг, процедура оказания услуг должна быть прозрачной. В нашей организации есть специалисты, которые могут оказывать помощь по технологии социального патроната.

Захаров Михаил: пока не прописана процедура, опека будет злоупотреблять. Я юрист и встречаюсь со случаями, когда ребенка отнимают за долги жкх, за бедность. (начал перечислять случаи).
Мизулина, отключив микрофон: мы должны принимать закон, а потом принимать хоть тысячи поправок, чтобы убрать коррупционность и прочие аспекты, могущие навредить.

Представитель многодетных семей: получается на одной чаше весов семья, а на другой -государство.

Павлова: мы считаем, что соцпатронат нужен, с этим согласны все. Но не согласны что это альтернатива отобранию ребенка. Давайте назовем это формой работы с семьей с целью сохранения ребенка. Мы считаем законопроект крайне сырым. Первое, что вызывает сомнение, это то, что он не требует допфинансирования. Если мы не говорим о затратах, то это просто закон о контроле над семьей. У нас общество, где уже выросли дети, не знающие семьи. И такое положение будет с этим законом только усугубляться.
На какого направлен этот закон? Почему он должен быть направлен на обычных людей, а не на неблагополучных детей? У нас уже существует семейный кодекс. Он должен регламентировать жизнь обычных семей.
Этот социальный патронат просто упростит процедуру отобрания ребенка.

Мишустин: устанавливается презумпция неблагополучности. Основной вектор защиты - защита от родителей, а не от рынка. Идет дублирование правового регулирования. Этот законопроект - не регулирование профилактики безнадзорности, а контроль нормальной семьи. Семья не сможет противостоять машине государственной. Введение закона приведет к снижению рождаемости в бедных русских провинциях. Насильственный распад семьи как основной опоры государства вызовет рост беспокойств в массах.
Семью защищать некому. Верните бесплатную юридическую помощь. Дайте родителям выбрать организацию, оказывающую помощь.

Я пропустила выступления Анатолия Вассермана, Павла Парфентьева, которые, по мнению многих, были вполне компетентны.

Нескольких "наших" выступающих, например, Ирину Бергсет, которая начала рассказывать об ужасном опыте норвежского социального патроната, Захарова Михаила, юриста, работающего с семьями, находящимися на учете в органах опеки, Елену Тимошину, эксперта Общественного центра экспертиз и законопроектной деятельности, работающую в НИИ МВД, Мизулина прерывала и выключала микрофоны, ссылаясь на то, что они выступают не по теме.


promo friend march 30, 2015 22:02 1048
Buy for 10 000 tokens
Народный мэр Славянска Вячеслав Пономарев и генерал Сергей Петровский (Хмурый) начали рассказ о похождениях Стрелкова в Славянске и во всей Северодонбасской агломерации (Краматорск, Славянск, Семеновка, Дружковка, Константиновка и так далее) в целом. Напомним, что антифашистское сопротивление в…