Друг ЖЖ (friend) wrote,
Друг ЖЖ
friend

Они хотят снова надуть движение, или О новом лево-буржуазном наступлении

Оригинал взят у Andrey Belokopytov в Они хотят снова надуть движение, или О новом лево-буржуазном наступлении

Репортаж о встрече с Удальцовым и Пономарёвым в Новосибирске 03.VIII.2012

Скажете, левой буржуазии не бывает? Я тоже так думал. Но давайте разберёмся. Сначала расскажу, о чём говорили 3 августа в Новосибирском Доме журналистов на встрече с Сергеем Удальцовым и Ильёй Пономарёвым.

Удальцов в этот день прилетел в Новосибирск, чтобы застать последние дни Сибирского дискуссионного лагеря – одного из пяти перед «Осенним наступлением на жуликов и воров», начало подготовки которого он тут же и объявил.

Мероприятие началось как пресс-конференция, потом плавно перешло во «встречу с общественностью». Всего собралось человек 35 (Илья Пономарёв в своём ЖЖ надул цифру до 100 – туда столько бы не влезло), включая всех – и представителей СМИ, и активистов разных гражданских движений, в том числе из других городов. Понятно, что часть сторонников была в это время под Бердском (по данным того же Пономарёва – до 40-50 человек), но и с учётом этого интерес ко встрече оказался для Новосибирска ничтожный. Пресса отозвалась на него скудно, а я расскажу подробнее.


1. Вступительная речь Удальцова выдувалась как яркие пузыри, которые скорее сдувались, чем лопались. Так, он сразу заявил: «…планируется новый массовый, сверхмассовый марш миллионов…». И тут же пояснил: «Это образное название. За каждым из нас, кто выходит, стоят десятки, сотни людей. И если так посчитать, то будут миллионы…».

Таким же ярким был следующий шар: «мы должны показать, что такое честные выборы. Поэтому, наверное, 15 сентября будет дан старт кампании по выборам». Это прозвучало грандиозно! Он сказал – он научит! Живо представились организованные Удальцовым десятки тысяч участков, сотни тысяч неподкупных членов комиссий и независимых наблюдателей, готовых недопустить фальсификаций, которые неминуемо устроит власть... Но через два слова оказалось, что речь идёт о выборах… в координационный совет оппозиции! Который, они ещё не решили даже, будет политическим органом или техническим! (И. Пономарёв предлагает – чисто техническим). То есть, оказалось, что слова про «честные выборы» относятся к внутренней проблеме этой оппозиции – это ей нужно самой себе доказать, что она может честно выяснить, кому лучше быть в оргкомитете митингов. Потому что даже в самом движении у людей «сейчас много вопросов. Кто эти люди, почему они выступают, почему они сидят в оргкомитете, почему они распоряжаются… Пусть люди проголосуют, кого они хотят видеть в этом оргкомитете. Немцова или Пономарева, Собчак или Удальцова, или представителя из Новосибирска…» Поэтому – «альтернативные выборы. Мы должны показать, что они могут быть честными. И вообще придать легитимности всем нашим действиям…». Опять-таки, выходит, что речь идёт не о легитимности в целом обществе, а о доверии к себе внутри протестного движения! А как провести границу свой-чужой? На этом пузырь сдувается окончательно: «Даже если 100200 тысяч через интернет – это вполне возможно». Вот и все «альтернативные честные выборы» через интернет.

Это сравнение со сдувающимся пузырём приходило на ещё не раз во время встречи, так что может служить её символом в целом. Большую часть встречи отвечающим приходилось отбиваться от разной степени скепсиса.

2. Пономарёв начал своё вступительное слово с того, что объ­яс­нил за Удальцова, для чего он приехал: чтобы местные оппозиционеры «промыли мозги» московским, объяснили, чем недовольны. «В результате этого, – по словам Пономарёва, – должно возникнуть единение и понимание того, куда мы идём, зачем идём». Речь идёт, пояснил он, о «переходной программе, которая сейчас бы примирила разные стороны».

Стоит заметить, что Удальцов не запланировал встречу с группой, которая считает себя центром протестных действий в городе. Лидерство в организации поддержки «миллионеров» в Новосибирске было фактически передано им организатору местного «оккупайска» Андрею Терёхину, который был третьим участником пресс-конференции. Не предполагалась встреча и с членами организации, название которой была написано на табличке перед Удальцовым, как её лидером – Авангарда красной молодёжи. Авангард пришёл сам и взыскал со своего лидера по полной.

Констатировав таким образом, что движение расколото на разные стороны, Пономарёв, по сути, раскрыл причину отсутствия единства как отрыв белоленточной оппозиции от народа: «что такое честные выборы, для большинства населения страны абсолютно непонятно. Более того, классические [т. е. либеральные] демократические ценности, о которых говорят организаторы протеста, у простых людей занимают почётное между 15-м и 20-м место». Людей волнуют социальные проблемы, проблемы образования, а «либеральная часть оппозиции, она вообще не видит, что такие проблемы существуют».

С этим трудно не согласиться - вопреки расхожему мнению, будто на Болотной площади либералы «перехватили справедливый народный протест». Нет, фактически подтвердил Пономарёв – у них свой протест, далёкий от народного.

И, отделив себя таким образом от либералов, политик показывает, как надо соединять любые имеющиеся проблемы с политическими. Так, поделившись планами по раскручиванию коалиционных митингов, он пояснил, на чём строятся надежды, что к ним присоединятся новосибирские политические партии: «Мы собираемся поднять… проблему произвола, который сейчас разворачивается в Бердске [спутник Новосибирска] по отношению к команде красного мэра Бердска, поэтому тоже рассчитываем, что вокруг этого будет единение партий. «Справедливая Россия» это точно поддержит. Город тоже не останется в стороне от проблем своего мэра».

Мы видим метод: брать проблему, далёкую от федеральной политики, предлагать себя в друзья тем, кто её испытывает – ради того, чтобы заманить людей на площадь, где решаются совсем другие проблемы. Такой метод упоминался в этот день не раз.

Так, Удальцов заявил: «мы сейчас ведём большую работу, чтобы в преддверии 15 сентября или параллельно с этим началось и забастовочное движение». Казалось бы странно: забастовкой можно насолить своему хозяину; может пострадает и простой народ, которому не хватит каких-то услуг или продукции бастующих – а «власти»-то от неё что? А, неважно: «Здесь есть очаги, на предприятиях, где можно выйти за свои права трудовые, социальные и поддержать политическую повестку дня Марша миллионов… Произошло бы сближение политических требований и социальных».

Как видно, способ этого сближения – использование одних другими. Социальных требований – политическими. «Оккупантами» (от «оккупай…») – рабочих. Рабочие протестуют против произвола хозяина – а «друзья рабочих» разворачивают их под глупый лозунг замены Путина на Непутина. И ладно бы. Но при этом рабочим не говорят, что на кандидатуру Непутина Удальцов просил Медведева, а Пономарёв прочит Ходорковского!

Похожее бесстыдство мы наблюдали после трагедии Крымска, на фоне которой интернет запестрел сообщениями о шлюзах (как выяснилось, несуществующих), которые якобы нарочно открыла злая Власть.

Если на такой мякине и можно провести кого-то, то проведутся ли серьёзные партии? В Новосибирске они ведут себя неустойчиво, но уже обозначили и тяготение к протесту содержательному, патриотическому. Так, в июле мы отметили готовность Новосибирских организаций КПРФ и ЛДПР выйти на митинг с патриотической, а не болотной протестной коалицией, как отметили и большой пикет коммунистов 3 июля против ВТО. И новосибирские справедливоросы, когда движутся, движутся отнюдь не вместе с Пономарёвым, что выразилось, например, в их пикировке с ним по поводу выставки «Родина».

3. Этот же скепсис зазвучал на встрече сразу, как начались вопросы журналистов.

Первый вопрошающий (Илья Сизов) процитировал твит-сообщение Удальцова: «эсеры не поддерживают марш миллионов». Удальцов пояснил, откуда взял эту информацию, а обстоятельнее за свою партию пришлось отвечать, конечно, Пономарёву: «Мы разделяем задачи белоленточного движения, движения за честные выборы… Все наши члены… мы очень рады если они будут ходить. Но не как партия официально». Просто, дескать, партия боится обвинений, в том, что она берёт на себя всю организацию протеста.

Скепсис не покидал собрание до конца. Вопрошаемые стремились создать образ подъёма движения, ради которого они стараются-ездят. Но вопрошающие всё портили.

Ярослав Голодов, организатор ещё митинга 10 декабря, достав блокнотик с цифрами, подробно рассказал про раскол в Воронежском лагере оппозиции, привёл статистику резкого падения движения в регионах. («Не надо драматизировать» - выговорил ему на это  И. Поно­марёв).

Спрашивали об ответственности «миллионеров» в день их нового марша (что после 6 мая звучало злободневно), задавали вопросы о персоналиях болотного протеста, которые, по мнению спрашивающих, его дискредитируют – в частности, про К.Собчак и А.Наваль­ного. Политики старались не говорить ничего против своих соратников, ссылаясь на корпоративную этику. «Сам факт её [Собчак] прихода положителен. Она чувствует моду, куда ветер дует», – отметил между прочим И. Пономарёв.

Энергичный натиск предприняла темноволосая женщина из первого ряда, задав Удальцову три вопроса – «про власть, про народ и про революцию». По первым двум Удальцов как-то, хотя и не очень ловко, отговорился (признав неединство «власти» и не признав неединство народа), но третий вопрос попал не в бровь, а в глаз:

– Когда сегодня повсеместно нарушаются разные демократические права,..  нет нормальных выборов – конечно, нужна буржуазная революция! – вынужден был чётко высказать лидер «Левого фронта» и «Авангарда красной молодёжи». – Она всем принесет блага, а дальше левые силы пойдут своей дорогой, и будут добиваться левых преобразований. Именно социалисти­ческих.

Стало очевидно, что играющий на «левом» поле политик не различает буржуазные и социалистические формы демократии, называя демократическими буржуазно-демокра­тические формы свобод, неполноценность которых коммунистам хорошо понятна.

Называющий себя марксистом Пономарёв пришёл ему на помощь, отводя прозвучавший на это в зале упрёк в троцкизме: «Прочтите у Маркса «18 брюмера Луи Бонапарта». Для того, чтобы освободиться от бонапартистского режима, страна должна пройти через этапы буржуазной революции. После чего может быть перерастание этой революции в социалистическую. Но может и не произойти… У Маркса это описано задолго до того, как Троцкий родился».

Сравнение монархической Франции с послесоветской Россией ошарашило. Ответить на это чуть позднее сумел активист Алексей Шмагирев, хорошо знающий историю рабочего движения:

 – Вот ты говорил, что в начале у нас будет борьба за свержение этого бонапартистского режима (хотя если даже брать историю, то в борьбе с бонапартизмом французские коммунисты, социалисты, они никогда не объединялись, скажем, с монархистами, сторонниками реставрации бурбонов), а потом, после свержения этого режима уже будут проведены честные выборы, там уже определиться субъект развития России. Но честные выборы при капитализме - многие понимают, что это утопия, к тому же даже если эти выборы будут честными, то победит на них тот, кто в период протестного движения смог максимально распропагандировать, предъявить массам свою идеологию.

О том, что это утопия, Пономарёв мог бы узнать из той же работы Маркса, на которую он сослался. В ней рассказывается как раз противоположное тому, о чём они с Удальцовым говорят. Взятый буржуазией в «попутчики» пролетариат (основной рычаг революции) временно получил чисто формальные права на короткий переходный период, затем буржуазия его оттёрла, а потом как раз и установился бонапартизм. Причём, совпадение: Луи Бонапарт, борясь с парламентом, обратился в первую очередь как раз к люмпенам, к богемной тусовке.

В целом можно сказать, что, самый резкий отпор на этой встрече Удальцов встретил именно от членов своих, левофронтовских организаций красной молодёжи. Сначала Николай Пожарский обвинил его в предательстве АКМ, который, по его словам, Удальцов бросил  «вопреки решениям съезда». Затем последовала полемика со А. Шмагиревым о необходимости пропаганды коммунистических и социалистических ценностей. Наконец,выступила Евгения Полиновская (РКСМ):

Честно говоря, я не вижу большой разницы между  Немцовым и Путиным… Они различаются немного в политике. В экономике у них программа совершенно одинаковая. Первое - когда с ними объединяются коммунисты, не создает ли это иллюзию, что это действительно реальная оппозиция?... Они оппозиция тогда, когда их оторвали от кормушки... И второе, не кажется ли вам, что такой альянс сильно дискредитирует левых?.. бросает тень на Удальцова, на Пономарева… Так может выгоднее нам для поддержки людей в регионах всё-таки отмежеваться и не идти так рьяно с либералами? Я вот лично думаю, что вреда больше, чем пользы.

На все вопросы септиков Удальцов отвечал довольно однообразными общими зазывами: «Мы заинтересованы все в одном, чтобы в России стали происходить реальные перемены… Если все выйдут… Если выйдет и Новосибирск, и другие сибирские города тоже массово, это будет сильнейший удар… Чем сегодня больше мы с вами… Мы должны понимать, что поодиночке каждый… Мы одни не справимся. Важно понять, что у нас единая цель». В общем, такое малоконкретное «собирайтесь дети в кучу». По кому удар, каких перемен – придумайте сами, а мы как раз про это и скажем, что виноват Путин.

4. Но последние полчаса встречи разговор пошёл и более расслабленный, и более содержательный – об идеологии и своеобразной «политической психологии».

Пономарёв назвал себя одним из пяти лидеров движения, которые способны сесть и выработать «программу переходного периода», которая бы устроила всех – и либералов, и левых, и националистов. Ему хочется сесть и сделать это уже к осени. В каком смысле это может быть «программой» и на каких ценностях она будет строиться – вопросы уже, видимо, риторические. Но депутат чувствует большой спрос на идеологию: всюду «люди просят больше всего: «довооружите нас пониманием, куда мы идём, и почему». И как только это возникнет – тут уж я считаю просто это будет обвальная реакция … для нынешней власти, и всё начнёт меняться быстро…». Удальцов рассуждает проще и конкретнее: «Не, ну сказать, прямо, тактически пока можно и без идеи вот сейчас митинговать, это нормально... Ну, будет тоже полезно! А стратегически – конечно нельзя без идеи…»

Левые не унимались: ну, а где гарантия, что опять усилиями левых не воспользуется буржуазия? Пономарёв рассуждал об этом очень уверенно:

Есть определённые вещи, которые в политике из разряда не рационального, а лежат в области психологии. Вот, есть же всякие даже книги на эту тему, о массовой психологии и так далее. К власти приходят, во-первых, самые отмороженные, во-вторых самые уверенные в себе. Вот когда ты ждёшь, что «тебя обманут», «тобой попользуются», «на тебе проедутся», вот может быть 100% так оно и будет. А если ты идёшь с твёрдым убеждением, что ты всех обманешь, попользуешься, проедешься, то тогда ты… Одна из самых больших сил либералов, у которых вообще не было никакой поддержки, что они не заморачиваются такими вопросами, кто этим будет пользоваться… Вот там Борис Ефимыч [Немцов], Ксения Анатольевна [Собчак] они… не заморачиваются подобными вещами. И поэтому у них всё в порядке. И когда мы перестанем заморачиваться подобными вещами, у нас тоже будет всё в порядке.

Короче, не заморочивайтесь – трясти надо! В этом два организатора миллионов сошлись.

5. Подытожим. Бодрым голосом объявляется новое наступление под по-прежнему невнятными лозунгами типа «честные выборы» и «лишь бы не Путин». В народ пошли те из лидеров Болотной, кто способен выглядеть «левым», народным, чтобы цинично призвать использовать любую напряжённость для вывода людей на улицу.

Прежнее наступление захлебнулось от пустоты. Но у организаторов сегодня снова есть силы и средства чтобы ездить по стране с агитпоездами и создавать учебные лагеря. Они заманивают людей под примитивную картинку «народ» против «власти» - без всякого анализа разногласий там и там. Им всё равно с кем, лишь бы вышло побольше.

На деле, как мы увидели, эти «левые» зовут к буржуазной революции. Не «мелкобуржуазной», такой не бывает – а революцией олигархов, простых конкурентов властвующему клану.

Парадоксальное сочетание «лево-либеральный» себя изобличило. Лево-либералов не бывает, как не бывает левой буржуазии. Удальцов больше не левый. И это говорят не «лево-патриоты», а его бывшие последователи.

P.S. Пока готовился материал: «Сергей Удальцов призвал оппозицию объединяться с сепаратистами и фундаменталистами Татарстана»


Tags: Новосибирск, Пономарев, Удальцов
Subscribe

promo friend march 30, 2015 22:02 1045
Buy for 10 000 tokens
Народный мэр Славянска Вячеслав Пономарев и генерал Сергей Петровский (Хмурый) начали рассказ о похождениях Стрелкова в Славянске и во всей Северодонбасской агломерации (Краматорск, Славянск, Семеновка, Дружковка, Константиновка и так далее) в целом. Напомним, что антифашистское сопротивление в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments