Друг ЖЖ (friend) wrote,
Друг ЖЖ
friend

Обострение мировой «газовой войны». Часть I



То, что мы сегодня наблюдаем — это очередное, причем самое жестокое за постсоветскую историю обострение мировой экономической войны. Причем в условиях, когда именно России — адресно и недвусмысленно — объявлена новая холодная война. И один из главных на сегодняшний день фронтов этой войны — «газовый фронт». Почему?

Прежде всего потому, что Россия, пусть и очень сильно ослабленная по сравнению с советской эпохой, всё же сумела сохранить один из важнейших экономических (а значит, и политических) инструментов глобального влияния — огромную часть контроля над мировым газовым рынком. И в новой холодной войне совокупный Запад (но прежде всего — США) поставил в качестве одной из самых важных своих целей изъятие у России этого «глобального экономического оружия».

Главные вехи постсоветской «газовой войны»

Делается такая попытка не впервые. Вспомним, что после развала СССР постсоветская приватизация начиналась с требований «рыночного Запада» раздробить и продать — причем выставив на глобальный фондовый рынок — основные стратегические российские промышленные активы. Прежде всего те, которые формируют ключевые экспортные доходы страны. И это в основном у Запада получилось уже в эпоху Ельцина.

Нефтедобыча и нефтепереработка в России в основном контролируются негосударственными компаниями. Причем, как правило, с очень существенной долей зарубежных владельцев в акционерном капитале.

Львиная доля российской металлургии и индустрии удобрений давно не под контролем российского государства.

Уже в новом XXI веке раздроблена и приватизирована важнейшая наша инфраструктурная монополия — РАО ЕЭС.

И лишь огромное «газовое» богатство России — самые большие в мире запасы месторождений природного газа, а также система магистральных трубопроводов для его доставки потребителям в стране и экспорта на мировые рынки — осталось под государственным контролем. Это совокупному Западу и его российским сторонникам очень не нравилось и не нравится.

Вспомним неоднократные попытки раздробить «Газпром» или как минимум разделить на «независимые корпорации» его добывающие мощности и систему магистральных газопроводов.

Вспомним махинации небезызвестного У. Браудера и его подельника Магнитского, которые ухитрились через фиктивные подставные фирмы нелегально скупить около 7 % акций «Газпрома». И надеялись, вместе с другими западными союзниками, довести свою долю в российской газовой корпорации до блокирующего (25 %) или даже до контрольного (более 50 %) акционерного пакета.

Все это — пока — не получилось. И «Газпром» остается — несмотря на возникновение в России ряда крупных негосударственных газодобывающих компаний — ключевым государственным контролером российской газодобычи и газового экспорта. И за счет этого обеспечивает не только немалую часть поступлений в национальный бюджет, но и огромное (около 30 % импорта газа в ЕС!) российское экономическое влияние на Европу.

Основой такого влияния России на европейский газовый рынок стали построенные еще в советскую эпоху магистральные газопроводы.

Главными из них после распада СССР стали трубопроводные системы «Союз» и «Ямал–Европа». «Союз» — это две ветки, проходящие через территорию Украины в Словакию и Западную Европу, а также в Молдавию, Румынию, Болгарию, Турцию. «Ямал-Европа» — это ветка, проходящая через Белоруссию в Польшу и далее в Германию.

И «Союз», и «Ямал-Европа» строились не только и не столько для газоснабжения восточноевропейских союзников СССР, сколько для экспорта советского газа в Западную Европу — прежде всего, в Германию, Австрию, Францию, Италию. Причем строились при острой заинтересованности и поддержке этих стран. Эта заинтересованность была высокой даже в наиболее «горячие» моменты прошлой холодной войны, во времена президента США Р. Рейгана.

Потребности Европы в газе росли и после развала СССР. Причем Россия оказывалась наиболее близким крупным поставщиком газа, постоянно демонстрировавшим свою безусловную предсказуемость и надежность. И потому европейские страны и компании (особенно главный «экономический локомотив» Европы — Германия) в середине 90-х годов прошлого века начала ставить перед Россией вопрос о наращивании газового экспорта.

Но уже в тот момент стало ясно, что политика основных транзитеров российского газа на Запад — Польши и особенно Украины — становится в отношении России малопредсказуемой, а иногда и откровенно шантажистской. Мелкие газовые конфликты между Украиной и Россией происходили еще в 1993–1996 гг.

Именно тогда родился проект новой газовой магистрали «Северный поток», минующей все транзитные страны: из России, по дну Балтийского моря, непосредственно в Германию. И именно тогда родился и второй обходящий Украину трубопроводный проект — газопровод «Голубой поток» из России в Турцию по дну Черного моря.

Соглашение о строительстве «Голубого потока» было подписано в декабре 1997 г. Магистраль мощностью 16 млрд куб. м газа в год начала работать через 5 лет, в декабре 2002 г.

«Северный поток» был заявлен в том же 1997 г., но был реализован (после множества попыток Польши, стран Прибалтики и поддерживающих их США торпедировать проект по экологическим и прочим надуманным основаниям) лишь в 2011–2012 гг. Две нитки «Северного потока» могут поставлять в Европу почти 60 млрд куб. м газа в год. Причем Германия и другие участники проекта (немецкие BASF и E.ON Ruhrgas, голландская Gasunie, французская GDF Suez) приняли окончательное решение его активно поддерживать и финансировать только после спровоцированной США на Украине в 2004–2005 гг. «оранжевой революции Ющенко». То есть тогда, когда возникли серьезные сомнения в надежности транзита закупаемого Европой российского газа по украинским веткам газопровода «Союз».

Первый крупный российско-украинский газовый конфликт произошел зимой 2005/2006 гг. Тогда Украина потребовала резко («до европейской рыночной цены») повысить плату «Газпрома» за транзит российского газа в Европу. Но при этом Киев отказался исполнять ответное условие «Газпрома» — повысить (также до «европейской рыночной цены») оплату российского газа Украиной.

В результате Москва на несколько дней прекратила поставки газа Украине, а Киев в ответ начал отбирать из газопровода европейский транзитный газ. Этот конфликт был быстро улажен компромиссом — и по цене на транзит, и по цене на газ — но крайне встревожил европейцев.

Именно тогда повысилась активность заинтересованных стран Запада в реализации «Северного потока». А одновременно в Евросоюзе начала обсуждаться альтернатива — идея прокладки газопровода «Набукко» из Туркмении через Каспий, Азербайджан и Грузию в Турцию и далее в Европу.

Второй крупный газовый конфликт — примерно в том же формате — развернулся зимой 2008/2009 гг. в результате спора вокруг посреднических функций зарегистрированной в Швейцарии компании «Росукрэнерго», через которую с 2006 г. велась торговля газом между Россией и Украиной.

«Росукрэнерго», владельцами которой были «Газпром» и украинские бизнесмены Д. Фирташ и И. Фурсин, поставляла Украине более дорогой российский и более дешевый туркменский газ, однако в непрозрачных пропорциях смеси (и, как признают многие эксперты, с крупными ценовыми махинациями). А Украина, находившаяся в экономическом кризисе, задерживала оплату газа, наращивая долги перед «Газпромом».

В декабре 2008 г. президент Украины В. Ющенко признал долг страны перед «Газпромом» в размере 2,4 млрд долл. Однако премьер Ю. Тимошенко отказалась его оплачивать, заявив, что это долг не Украины, а «Росукрэнерго». При этом Москва (и тогдашний президент Д. Медведев, и премьер В. Путин) настаивала на том, чтобы начать торговлю газом без посредника, напрямую с госкомпанией «Нафтогаз Украины».

Однако В. Ющенко 31 декабря отозвал украинскую делегацию с переговоров с «Газпромом». И с 1 января 2009 г. Россия прекратила поставки топлива Украине. Киев вновь прибег к отбору транзитного европейского газа, в результате чего начала замерзать Европа.

Конфликт был разрешен через три недели, 20 января. Но Европа надолго запомнила ужас прекращения поставок газа посреди зимы. И не сняла свои опасения за стабильность газоснабжения через украинский транзит даже после подписания в апреле 2010 г. президентом России Д. Медведевым и новым президентом Украины В. Януковичем «Харьковского договора», по которому торговля газом велась без посредников, а Украина получала большую ценовую скидку в обмен на продление до 2042 г. соглашения об аренде Россией Севастопольской базы российского Черноморского флота.

«Харьковский договор» о Черноморском флоте, которым были крайне недовольны США, стал одной из важных причин американской попытки подготовить и реализовать в России «оранжевую революцию» 2011–2012 гг. А также привел к резкому наращиванию усилий США по «отрыву» Украины от России.

Но Европу в тот момент прежде всего заботило другое — бесперебойные поставки российского газа. И именно украинско-российский «газовый конфликт» 2008 г. подтолкнул к переходу в практическую плоскость переговоры России и ЕС о новом газопроводе «Южный поток». Который должен был обходить Украину с юга по Черному морю от российского берега (район Анапы) до болгарской Варны и далее в страны Южной Европы.

Tags: Бялый, Экономическая война
Subscribe
promo friend march 30, 2015 22:02 1045
Buy for 10 000 tokens
Народный мэр Славянска Вячеслав Пономарев и генерал Сергей Петровский (Хмурый) начали рассказ о похождениях Стрелкова в Славянске и во всей Северодонбасской агломерации (Краматорск, Славянск, Семеновка, Дружковка, Константиновка и так далее) в целом. Напомним, что антифашистское сопротивление в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments