Друг ЖЖ (friend) wrote,
Друг ЖЖ
friend

Categories:

Хмурый против ДНР



Хмурый беспредел в Донецке получил свое развитие, в котором события от криминала в духе ОПГ 90х переходят к чему-то совсем скверному, имеющему все признаки военного мятежа.

Напомним, как развивалась эта история:
22 ноября неизвестные вооруженные люди (порядка 100 человек) нападают на несколько ополченцев-осетин из бригады «Восток», стреляя под ноги, разоружают и, арестовав, избивают их (в итоге два ополченца получили тяжелые ранения). При этом никаких обвинений ополченцам не предъявляют и в итоге, не вернув оружие и даже не оказав первой медицинской помощи, их освобождают.
Позднее ответственность за этот беспредел берет на себя Хмурый (он же Плохой солдат, он же генерал Сергей Николаевич Петровский), который, ссылаясь на некий приказ Захарченко, заявляет, что это его люди напали на ополченцев. Кроме того, Хмурый подчеркивает, что его отряд не имеет никакого официального статуса, напал вооруженный отряд, не имеющий никакого отношения к официальным структурам ДНР. Подробнее об этом здесь – http://friend.livejournal.com/1587409.html

После обнародования данной информации Хмурый заявляет, что он уехал в Москву (это заявление сделано им вчера – 27 ноября):


Где решает нетривиальную задачу:


В тот же день состоялась пресс-конференция секретаря Совета Безопасности ДНР Александра Ходаковского (см. видео в начале поста).

Стенограмма:
Ходаковский: 22 ноября произошел инцидент, в результате которого несколько человек, представителей нашего дружеского народа, ополченцев, которые с первых дней воюют вместе с нами плечом к плечу, пострадало. Два из них госпитализированы и находятся в тяжелом состоянии. Таким образом донецкая земля отплатила гостеприимством нашим братьям. И я здесь, в том числе, с этой целью — для того чтобы принести официальные извинения.
Предварительное расследование, проведенное Генеральной прокуратурой, показало, что со стороны осетин не было никаких провоцирующих действий и не было никаких, скажем так, признаков совершения преступления. Соответственно, в отношении них были применены меры физического воздействия несанкционированно, и случилась эта ситуация.
И нам тем более прискорбно осознавать, что ответственность за этот инцидент взяли люди, которые пользуются достаточным уважением как участники боевых действий. И как силы, на которые мы рассчитывали, которая будет содействовать укреплению обороноспособности республики и укреплению правопорядка в обществе. На сегодняшний день они не пожелали принести официальные извинения. Соответственно, это делаю я от лица главы государства. Была допущена бестактность с их стороны, когда они упомянули о том, что действовали по приказу непосредственно Захарченко. Я вас уверяю, что Захарченко как оплот законности и правопорядка в обществе никоим образом не мог быть причастен к осуществлению этой акции. Что он действует исключительно в рамках закона. Что прерогатива только лишь государства осуществлять насилие в виде ограничения права, свобод, применения мер физического воздействия в отдельных случаях. И государство осуществляет эту линию, руководствуясь исключительно институтами власти, используя институты власти, которые на сегодняшний день представлены в правоохранительном блоке Генеральной прокуратурой, Министерством госбезопасности, Министерством внутренних дел и Министерством обороны, которое включает в себя народную милицию.
Соответственно, только лишь эти органы и эти институты власти могут осуществлять какую-либо процессуальную деятельность. И ни одно другое подразделение военное, которое на сегодняшний день присутствует в Донецке, не может брать на себя подобные миссии самовольно. Потому что мы не допустим формирования альтернативных центров власти здесь.
Поэтому еще раз повторю, что от лица главы государства и от меня лично как от секретаря Совета безопасности я приношу извинения нашему братскому осетинскому народу за тот инцидент, который произошел и который привел к достаточно тяжелым последствиям.
(Обращаясь к Артуру Гадзаову, позывной «Дигорец».) Поэтому я прошу принять наши извинения человека, который представляет на сегодняшний день группу добровольцев из Осетии, находящейся здесь у нас в регионе.
Поэтому мы имели предварительные беседы, и я лично выражал извинения при личном контакте. Теперь хочу это сделать публично от имени главы государства. Свою миссия я считаю в данной ситуации выполненной и надеюсь на взаимопонимание.
Правоохранительные органы, которые получили задание разобраться с этим инцидентом и произвести ряд процессуальных действий для того, чтобы сделать правильные выводы, справятся со своей задачей, и виновные понесут заслуженное наказание.


Корр.: Александр Сергеевич, а Вы можете уточнить, что именно за инцидент произошел? То, о чем Вы вначале говорили.
Ходаковский: Вы настаиваете на вопросе?

Корр.: Да, хотелось бы узнать поподробней.
Ходаковский: Я не планировал вдаваться в подробности, я думаю, что интернет так или иначе пестрит какими-то комментариями, описаниями ситуации. Было выступление представителя осетин. Он достаточно подробно рассказал, что там произошло. Но поскольку я не имею права на субъективные оценки, тем более, не разобравшись с ситуацией, я постараюсь в какой-то сжатой форме.
Группа лиц, которая представляет достаточно серьезное вооруженное формирование, которое как раз-таки на сегодняшний день еще структурно не определено и не относится к какой-либо из ветвей власти, осуществляло какую-то деятельность. Они находились локально в одном месте, в центре города, в большом количестве, порядка 100 человек, вооруженные, выполняя не совсем понятные задачи. Как они объяснили — осуществляя задержания. Задержания могут осуществлять только представители специальных подразделений МВД, МГБ. Может быть, в отдельных случаях — военная полиция, если это касается военнослужащих. То есть достаточно четкого функционала еще не прописано, но понятно по логике и по той законодательной власти, которая действует на сегодняшний день, кто какими функциями должен заниматься. И уж тем более ни одно воинское формирование, которое на сегодняшний день ждет определения своей дальнейшей судьбы, не имеет права заниматься никакой процессуальной, правоохранительной и прочей деятельностью с применением насилия на свое собственное усмотрение. Потому что воинских формирований у нас, наверно, сотни. Если каждое начнет действовать по своему собственному усмотрению, можете представить себе, во что превратится город.
Соответственно, действуя таким образом, они привлекли к себе внимание, поскольку у нас еще инерционно такие ситуации вызывают, скажем так, необходимость проверять и перепроверять, что же, собственно говоря, происходит, пока строится, скажем так, та система работы правоохранительных органов... Группа осетин, которая с самого начала, еще с весны, занималась вопросами ну... скажем так, реагирования на какие-то беспорядки, потому что тогда не было власти как таковой, не было институтов власти, не было правоохранительных органов... каждое подразделение сколько-нибудь крупное, у них были собственные группы быстрого реагирования, и вот эта группа осетин входила в такую группу.
Как только они приехали к месту и убедились, что там ничего в принципе не происходит, угрожающего жизни и здоровью кого-либо, они развернулись и собирались отбывать.
В этот момент на них было совершено нападение. Они пострадали. Причем эта группа, которая совершила нападение, как-то объясняет свои действия, но, зная уже по многочисленным фактам относительно этой группы о том, что это их распространённая риторика, очень трудно принять во внимание те аргументы, которые они приводят.
Мы не можем не реагировать на такие вещи. В этой ситуации все осложняется еще и тем, что это оказался братский осетинский народ. Вы понимаете и особенности людей, живущих на Кавказе — то есть насколько для их гордости и для национального самолюбия это неприемлемо, такое обращение. Тем более, что, со всех точек зрения, эти люди внесли очень серьезный вклад, они одни из первых в мае месяце прибыли группой. Поскольку вы знаете, что Осетия — это страна православная, христианская, естественно, они отреагировали на все, что здесь произошло, и оказали нам всемерное содействие. Тем более... ну... прекрасно понимаете, что какие-то жалобы, обвинения относительно всех фигурируют и в атмосфере витают, но в отношении присутствующих здесь осетин это происходит в наименьшем количестве. Потому что люди достаточно озабоченные несколько иными проблемами. Они не занимаются здесь и не включаются ни в какие вопросы, связанные с... скажем, неправовой деятельностью. Поэтому это особенно для них было неприемлемо.
И мы посчитали: чтобы уберечь ситуацию от какого-то негативного развития, нужно придать это публичной огласке, принести публичные извинения, для того чтобы не были применены какого-то иного рода методы и подходы. Вы понимаете, о чем я говорю.
Поэтому сейчас мы разбираемся с этой ситуацией. Сейчас по линии Совета Безопасности розданы необходимые... по линии главы государства, который возглавляет Совет Безопасности, розданы необходимые поручения для того, чтобы этот инцидент получил максимально правильную качественную оценку. Потому что с чего-то нужно начинать. С разоружения, с высвечивания таких ситуаций на уровне, скажем, публичной огласки. Потому что наше общество за период военных действий несколько, скажем так, отошло от общественной активности. То есть наша задача основная, в том числе, — возродить общественную активность. На сегодняшний день. Потому что правильная оценка общества, которое косвенно или прямо вовлечено во все происходящие процессы, — это то мерило, которое будет регламентировать нашу деятельность.
Мы не можем отталкиваться только лишь от своих собственных соображений, как нам строить государство. Правильная оценка общества, как реагента, как лакмусовой бумажки, которое будет так или иначе оценивать все наши принятые решения, все наши внедренные в практику какие-то положения — это то мерило, которым мы будем руководствоваться. Все время на оглядку на общественную реакцию.
Для того чтобы общественная реакция могла проявляться в полной мере, для этого нужны и обратная связь, и постоянный диалог, и общественные площадки, на которых будут обсуждаться все вопросы, сколько-нибудь касающиеся построения государства. Это вот так, этот инцидент можно вот так вот расценить.
Были, были и дальнейшие, скажем, попытки локализовать ситуацию в виде звонков непосредственно участникам с какими-то угрозами и прочее. Естественно, мы подобные угрозы будем игнорировать, потому что задачи и цель одна — строится государственная машина. Государственная система институтов, которые должны работать не бутафорски, а в реальном режиме. Потому что это и права человека, это и соблюдение законности, это и общественный порядок в обществе, это и правовая форма взаимоотношений внутри общества.


Корр.: Мы хотели вот еще раз вернуться к первой теме. Вот эти извинения, они исчерпывают конфликт, претензий больше нет — или расследование будет продолжаться, и какое-то наказание все-таки будет?
Ходаковский: Я уже сказал — расследование будет продолжаться. Что все обстоятельства дела — и субъективная, и объективная сторона дела — будут исследованы. Что будет принято правильное правовое решение по этому вопросу. Это мы учитываем тот фактор (учитываем на сегодняшний день и не реагируем резко), что люди еще живут инерционно, то есть вот для них вот человек с оружием, многочисленная группа — это уже основание для того, чтобы действовать как-то по своему усмотрению. Нам сейчас важно изменить сознательный подход и, скажем так, изменить собственно комплекс мышления людей, что мы уходим от вот этих всех явлений, которые были присущи раннему периоду развития всех этих протестных движений.

Корр.: Но извинения приняты?
Ходаковский: Вот сидит представитель, я думаю, что он ответит вам лучше, чем я, на этот вопрос. Вы можете сказать, приняты ли извинения?
Артур Гадзаов (позывной «Дигорец»): Да, конечно, извинения приняты, но это не самая главная цель — чтобы извиниться... Нет, мы хотели, чтобы здесь был закон. Здесь есть власть, которая выстраивается сейчас. Жители, которые хотят жить мирно. И сейчас вот этими действиями провоцировать как-то, переходя на 90-е годы в России, в которые это было... Это же не ОПГ какие-то! Мы все вместе занимались тем, чтобы оттеснить врага от территории, от территории Новороссия. А сейчас получается, что у нас война внутри [должна] начаться? Чтобы та сторона, считающая себя властью или силой определенной... я не знаю... — чтобы подумали над тем, что нам нужно действовать. У нас есть одна сторона, есть враг — а не здесь, в себе, искать, чтобы быть какими-то... Или слабее мы можем стать. И после этого — если нас услышат (или поймут) — мне самое главное, чтобы власти на это обратили внимание: что есть вот такие действия, которые неправильны, неправомерны. Для всего есть закон. МГБ есть, военная полиция, которая должна заниматься, если кто-то неправильно противозаконными действиями занимается. Они же должны заниматься этим. А не так, как они вот повели себя. Если бы не приказ старшего [с осетинской стороны] не действовать так, как они поступили с оружием (начали стрелять), то, грубо говоря, могла пролиться кровь. Честно.
И мы сейчас стараемся, чтобы из-за этого инцидента из Осетии не начали приезжать люди, которые постараются помочь якобы нам как-то отомстить вот этим людям. Мы всячески стараемся, чтобы сюда люди не стали заезжать. Потому что это не только мне оскорбление, нашим людям, это оскорбление всей Осетии. Так что это может чем-то вылиться. Но мы в любом случае над этим, грубо говоря, работаем. Будем стараться, чтобы сюда никто не зашел.
А извинения, конечно, приняты. Разговора даже нет на эту тему. Но — я еще раз повторюсь — я бы хотел, чтобы мирные жители жили спокойно. Видя, допустим, такого, как я, бородатого, ничего б не думали (я могу побриться, абсолютно у меня никаких проблем на эту тему нет). Еще раз повторюсь: чтобы все обратили внимание только на мирных жителей. Мы ради этого все старались и воевали. Но не чтобы кто-то кем-то или как-то... имея какую-то силу и оружие, какую-то численность населения, чтобы он диктовал, что «я прав, потому что я сила». Спасибо.


Итак, мы фиксируем что:
1) Официально подтвержден факт нанесения тяжелых ранений двум ополченцам (Хмурый это ранее отрицал).
2) Захарченко никакого приказа на задержание ополченцев-осетин не отдавал.
3) Предварительное расследование, проведенное Генеральной прокуратурой, показало, что ополченцы не нарушали закон и не провоцировали отряд Хмурого.
4) Ополченцам принесены официальные извинения от лица главы ДНР и секретаря Совбеза ДНР.
5) Отряд Хмурого не имеет отношения к каким-либо официальным структурам ДНР и в принципе не может осуществлять какие-либо задержания в Донецке (этот вопрос находится в компетенции МГБ, МВД и военной полиции).
6) Это не первый прецедент подобного беспредела со стороны Хмурого.
7) Ополченцам поступали угрозы со стороны Хмурого.
8) В Осетии беспредел Хмурого был воспринят, как оскорбление осетинского народа, что может повлечь за собой самые тяжелые последствия.

Итого – отряд Хмурого, не являясь официальным силовым подразделением ДНР и не имея никаких санкций от руководства ДНР, совершил немотивированное нападение на ополченцев.

Вслед за этим, тоже 27 ноября, появляется сообщение о том, что готовится договор о межгосударственном сотрудничестве между ДНР и единственным государством, официально признавшем ДНР, – Южной Осетией.

На следующий день (то есть сегодня) Хмурый делает ряд заявлений.

С первого же сообщения Хмурый переходит на язык угроз «слишком осмелевшим»:


Затем звучит следующее заявление.


Хмурый симптоматично начинает с рассуждений о том, какие же плохие Ходаковский и осетины (то есть вместе ответа по существу, занимается демонизацией неугодной ему личности). Осуществляя демонизацию, Хмурый списывает на свое слабое зрение игнорирование им фактов того, как бригада «Восток» воевала на Саур-Могиле – http://www.youtube.com/watch?v=5QY3gPa7lgs, в Ясиноватой, Песках и ряде других участков фронта в ДНР.

Аргумент не видели «на полях сражений» вообще крайне специфичен. Например, кто видел Стрелкова в окопе?

Демонизировав неугодных ему ополченцев, Хмурый в очередной раз заявляет, что несколько человек пытались помешать сотне (!) его бойцов произвести некое задержание (какое именно, он так и не объясняет). И вновь ссылается на мифический приказ Захарченко.

В итоге Хмурый приходит к тому, что он отпустил осетин по личной просьбе Ходаковского и пишет, что принимает вызов. Мы не знаем, как Хмурый освобождал осетин, и не видим никаких доказательств его слов. И потому будем рассуждать с позиций элементарной, очевидной любому логики.

Факт неправомерного задержания осетин подтвержден: главой ДНР Захарченко, который принес осетинам свои извинения, секретарем Совбеза ДНР Ходаковским, который также принес осетинам свои извинения, и Генеральной прокуратурой ДНР. Хмурый вообще никак (!) не реагирует на эти факты и, рассуждая о неком заместителе Ходаковского (какое он вообще имеет значение?), заявляет в ответ только то, что он принимает вызов. Таким образом, получается, что Хмурый принимает вызов официальных структур ДНР: Правительства, Совбеза и Генеральной прокуратуры. Причем принимает он его в качестве командира не имеющего никакого официального статуса вооруженного отряда.

Далее Хмурый опять оскорбляет осетин:


То есть осетинские ополченцы всеми силами сдерживают разгорающийся конфликт, понимая, что он не может не ударить по взаимоотношениям между ДНР и Южной Осетией и по отношению к ДНР среди всего осетинского народа, чьи добровольцы с весны сражаются в рядах ополчения. Не говоря уже о военном столкновении в самом Донецке, которое явным образом провоцирует Хмурый.

Если кто-то спросит: причем тут Южная Осетия? То мы напомним, что совсем недавно осетинских ополченцев чествовали в Цхинвали (столица Южной Осетии), как героев. Подробнее об этом здесь – http://kramaha1.livejournal.com/28915.html

На фото с осетинским ополченцами стоят президент Южной Осетии Леонид Тибилов, председатель югоосетинского парламента Анатолий Бибилов и лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян

Таким образом, оскорбляя ополченцев, Хмурый де-факто заявляет Республике Южная Осетия, что те, кем так гордятся осетины, на самом деле... Нужно объяснять, какую реакцию это вызывает у народа и на государственном уровне?

Далее Хмурый обещает продолжить демонизацию личности Ходаковского:


Потом Хмурый повторяется, вновь противопоставляя свои высказывания официальной позиции госорганов ДНР:


Затем Хмурый упоенно занимается демонизацией Ходаковского как плохого-плохого-плохого командира. То есть вместо обсуждения конкретных фактов произошедшего начинается демонизация неугодных (в духе «Кургинян – проект жидомасонов, и потому Стрелков правильно сдал половину территории ДНР: Славянск, Краматорск...».

И возвращается к тому, с чего начал, – к угрозам:


Здесь также интересна и реакция комментаторов на форуме антиквариатов, который стал точкой концентрации нового явления в патриотическом Рунете, порожденном культом Стрелкова, – беспомощной и очень кровожадной патриошизой, которая сама не может ничего, но страстно требует крови, не вставая со своих диванов. Хмурый обещает удовлетворить кровожадные страсти патриошизы:


То есть мы ждем кровавых провокаций?
Итого. Хмурый полностью проигнорировал официальную позицию госорганов ДНР и отвечает, по сути, на языке беспредела «осмелели там некоторые без меня». То есть диалог получается следующим:
- Имеются факты неправовых действий, совершенных вооруженной группой лиц.
- «осмелели там некоторые без меня».

Хмурый, по сути, отрицает не только право, но и элементарную жизненную правду. Сводя всю свою аргументацию к демонизации неугодных ему ополченцев и всячески провоцируя перевод конфликта с рельсов закона на рельсы силового противостояния. Провоцируя бойню внутри ополчения, Хмурый целенаправленно разжигает конфликт еще и на межэтнической основе – с осетинскими ополченцами, причем делает это ровно в тот момент, когда готовится договор о межгосударственном сотрудничестве между ДНР и Южной Осетией. То есть Хмурый провоцирует еще и межгосударственный конфликт с единственной страной, которая признала ДНР.

Наконец, Хмурый противопоставляет свое право, основанное на «осмелели там некоторые без меня», государственным институтам ДНР: Правительству, глава которого Захарченко принес извинения ополченцам, Совбезу, секретарь которого Ходаковский принес извинения осетинам и, помимо диффамаций, получает фактически прямые угрозы от Хмурого, и Генеральной прокуратуре, которую Хмурый де-факто обвиняет во лжи. Фактически Хмурый, не имея вообще никакого официального статуса в ДНР, отказывается подчиняться официальным госорганам ДНР и заявляет о своем намерении разобраться с ними. Когда группа вооруженных людей не подчиняется официальным властям и претендует на власть (по принципу «осмелели там некоторые без меня»), то это как называется?

Государственность Донецкой Народной Республики может состояться только в случае перевода жизни в русло права, в рамках которого монополия на насилие есть только у государства. Противопоставляемое этому гуляй-поле, как его ни героизируй, может привести только к краху ДНР и торжеству бандеровцев.
P.S. Не обошлось здесь, разумеется, и без Стрелкова, который, всплыв из пучин форума антиквариатов, протранслировал основные тезисы бандеровской пропаганды про «бандитов-ополченцев» и «злых осетин-чеченов»:


Мы этот полет мысли Гиркина даже комментировать не будем, у нас только один вопрос: Когда фанаты Стрелкова начнут скандировать «Банду геть!»?
Tags: ДНР
Subscribe
promo friend march 30, 2015 22:02 1045
Buy for 10 000 tokens
Народный мэр Славянска Вячеслав Пономарев и генерал Сергей Петровский (Хмурый) начали рассказ о похождениях Стрелкова в Славянске и во всей Северодонбасской агломерации (Краматорск, Славянск, Семеновка, Дружковка, Константиновка и так далее) в целом. Напомним, что антифашистское сопротивление в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 287 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →