Суть времени, friend, френд, Андрей Малахов ЖЖ, друг

friend


Друг ЖЖ

«Что человек, когда его желания – еда и сон? Животное, не боле»


Previous Entry Share Next Entry
Славянск, как все начиналось
мауриц корнелис эшер хаос и порядок
friend


Трагедия Славянска требует осмысления, не размазывания розовых соплей по монитору и не еретических проклятий, а осмысления с опорой на факты. Потому мы начинаем публиковать хронику славянского антифашистского сопротивления. Славянск стал особой точкой постсоветской истории, вглядевшись в которую можно много понять о разворачивающемся мировом (да, да, именно мировом процессе).

Началось все в 2013 году. Евромайдан, открывший ворота для мирового фашистского реванша, впоследствии развернувшего полномасштабную войну в Донбассе, встретил сопротивление в Славянске и других городах Северодонбасской агломерации (Краматорск, Славянск, Семеновка, Дружковка, Константиновка и так далее).

18 декабре 2013 года в Славянск приехала «колонна» Автомайдан (вместо заявленных 10 машины прибыло только 4), которую встретили местные жители.

Сначала был проведен невнятный митинг «за все хорошее, против всего плохого» под флагами Партии регионов (ПР) и во главе с мэром Неллей Штепой.


А потом началось живое действо – встреча машин Автомайдана.




Тут как ни крути, как о невнятности акций, которые организовывала Партия регионов (сама более чем невнятная) не рассуждай, а живую реакцию людей никуда не денешь. Когда люди, решившие помешать Автомайдану резвиться в своем городе, говорили в рамках дискурса ПР, то получалось му-му, а когда переходили на свой живой язык, то сразу же (!) звучало: «засуньте Европу себе в...!», «фашисты нам здесь не нужны!». Автомайданщики в свою очередь агитировали жителей Славянска, называя их «быдлом, быдлом, быдлом». Удивительно, почему подобная агитация Евромайдана, будучи широко развернутой в Донбассе, не возымела успеха.

19 декабре 2013 года Батькивщина потребовала наказать мужчину, который в день приезда колонны Автомайдана (то есть 18 декабря) поджег флаг Евросоюза в центре Славянска.


25 января 2014 года на центральной площади Славянска прошел 2-х тысячный (здесь и далее данные СМИ) митинг против Евромайдана и в поддержку Януковича. Жители требовали от Януковича силой разогнать Евромайдан в Киеве и на западной Украине, видео: 1, 2. Нашелся и сторонник Евромайдана, рассказавший, что во всем виноват Янукович, а Евромайдан на самом деле выступает за все хорошее: «Майдан выступает за то, чтобы была работа, Майдан выступает за то, чтобы был порядок, Майдан выступает за то, чтобы Украина не занимала деньги, а сама зарабатывала... Майдан не выступает против России».


В тот же день, 25 января 2014 года с киевского Антимайдана вернулись славянские активисты. Офицер (по всей видимости в отставке) Виктор Бойко, только что приехавший с Антимайдана в Мариинском парке, рассказал о накачке Майдана наркотиками (знаменитыми «таблетками») и попросил о помощи для находящихся в Киеве активистов Антимайдана из Донбасса, которым были нужны теплые вещи.


Параллельно в Краматорске, в один день со Славянском – 25 января 2014 года, прошел аналогичный митинг Партии регионов, собравший от 5 до 6 тысяч человек. Лозунги были сродни славянским: поддерживаем Януковича и требуем разогнать Евромайдан. Один из участников митинга оказался провидцем: «А если придут к власти те оппозиционеры, которые стоят сейчас на площади, выступают, то это наступит просто крах».

Крайней невнятный, выхолощенный и оказавшийся внутренне очень слабым официоз в лице Януковича, Партии регионов и Ко, смог противопоставить накаленной ненависти Майдану только му-му на тему «Мы тоже за евроинтеграцию, но не нужно нарушать закон, Янукович наш лидер», что де-факто звучало как «ребята, давайте жить дружно» (с). Партия регионов (назовем так совокупную элиту небандеровской Украины) занималась не мобилизацией, а, по сути, демобилизацией потенциальных сторонников Антимайдана. В результате чего на выходе получались крайне неубедительные митинги, не предъявляющие обществу, да и самим себе никакой внятной политической повестки дня и энергетики. В результате с одной стороны выли бандеровские волки (пусть даже довольное щуплые и облезлые), а с другой мычали бараны.

При этом у Партии регионов на руках были все карты для мобилизации антибандеровской Украины и полного разгрома Майдана. Посмотрите, как живо включаются люди, когда нужно было не слушать унылые речи «за пророссийскую евроинтеграцию Януковича», а, например, сжечь флаг ЕС или встретить гостей с Майдана. Но из 101 способа победить (от силового разгона Майдана силами Беркута или шахтерского марша на Киев с последующим разгоном Майдана силами гражданских активистов до перевыборов в ВР) партия имени Януковича выбрала сто второй способ в виде безоговорочной капитуляции и провала в политическое небытие.

Не меньшей, а в каком-то смысле и большей трагедией стало отсутствие какого-либо гражданского субъекта, способного стать точкой консолидации Антимайдана. К огромному сожалению, свою Поклонную гору в Киеве не организовали и ответа бандеровцам на Грушевского не дали.

Капитуляция на первом этапе войны перешла в резкую мобилизацию на втором, когда 21 февраля хунта захватила ключевые административные здания в Киеве, в Славянске и других городах Донбасса началась стихийная мобилизация народа на сопротивление захватившим госаппарат бандеровцам.
22 февраля 2014 года, то есть в день, когда в Харькове прошел инициированный Добкиным «Съезд депутатов Юго-Восточных регионов Украины», в Славянске состоялся митинг дружбы – славянцы встречали пассажирский поезд Кисловодск-Москва с флагами России и плакатами: «Украина – матушка Россия», «Президенту Российской Федерации Путину ВВ: Спаси народ Украины», «Украине быть в Таможенном Союзе», «Мы не янки, мы – славяне, наши братья россияне», «Навеки с Россией».

Получилось очень теплое общение между пассажирами поезда и митингующими. Многие плакали. Митингующие передали проводнице поезда обращение к Путину с подписями славянцев (точной информации о содержании обращения нет). Кроме того, slavgorod.com.ua сообщает что: «Житель Славянска Владимир призвал всех собираться в дружины и защищать свой край. Он уверен, что Восток Украины, оставшись без поддержки президента, выстоит и сможет отстоять себя».

22 февраля 2014 года, slavgorod.com.ua сообщает: «Сегодня, 22 февраля, в парке культуры и отдыха возле вечного огня собрались около 400 мужчин Славянска, которые будут патрулировать город. На общем собрании было принято решение разделиться на группы по микрорайонам города и назначить в каждой группе старшего. Добровольцы обменялись телефонами и договорились по «звонку тревоги» собирать людей для защиты территории. Всем добровольным дружинникам были выданы жёлтые ленты, которые мужчины должны будут повязать себе, как отличительный знак дружинников. Судя по тому, что вчера в здании исполкома журналистам демонстрировали красные повязки с надписью "Дружинник", эти народные защитники предварительной регистрации не проходили. На собрании присутствующие сами отмечали, что они собрались без каких-либо согласований с местной властью и берут защиту правопорядка в городе под свой контроль. Стоит отметить, что горожане настроены решительно и в случае необходимости намерены дать жёсткий отпор непрошеным гостям».

22 февраля 2014 года в Краматорске местный Майдан собрался у памятника Шевченко, через дорогу от них стоял Антимайдан численностью до тысячи человек (преимущественно молодых мужчин), скандировавших: «Чемодан, вокзал, Берлин!», «Бандера не пройдет!»




На митинге в центре Краматорска говорится, что со вчерашнего дня (с 21 февраля) по городу ходят совестные патрули местных ребят с георгиевской лентой и ППС.

Выкрики митингующих: «Нам бандеры не нужны! У нас своя земля! У нас отцы здесь в шахтах погибали! Донбасс – это сила! Донбасс! Краматорск – это сила!»

В целом видно, что выступающие представители местных властей людьми не воспринимаются – они говорят на разных языках, местный официоз явно не резонируют с энергетикой митингов.

23 февраля 2014 года в Краматорске прошла панихида в память погибших на Майдане в Киеве – http://www.youtube.com/watch?v=j0OgwNmoPxk. Антимайдан вновь стоял по ту сторону дороги, по сути, это был ремейк вчерашнего противостояния. Антимайдан скандировал: «Пошли вон отсюда! Фашисты! Бандеровцы! Слава Донбассу! Чемодан, вокзал, Берлин! Краматорск! Краматорск!»

23 февраля 2014 года на центральной площади Славянска «Свобода» организовала митинг, встретивший сопротивление местных жителей. Состоялась потасовка, в ходе которой один из бандеровцев начал размахивать топором. В итоге топор у него отняли. В целом местные жители «Свободу» погоняли.

Ярая цитата из высказывания крепкого, седого мужика:
- Зачем вы пришли? Что хотите сказать?
- Просто пришли. Сказали, что здесь устраивает «Свобода» митинг, пытается опять памятник нарушить и все остальное. Надо защищать свою страну!


26 февраля 2014 года vp.donetsk.ua сообщает: «На улицах гlорода [Краматорска, прим. friend] появились добровольные народные дружины, которые патрулируют улицы совместно с ппс».
В феврале элиты Юго-Востока Украины предали свои регионы дважды. Сначала они сдали Киев бандеровцам, а потом сдали оформляемое официозом сопротивление Юго-Востока в лице «Украинского фронта» Добкина-Кернеса, позорно бежавших с собранного ими же «Съезда депутатов Юго-Восточных регионов Украины». В итоге жители Юго-Востока оказались предоставлены сами себе перед лицом бандеровской хунты, захватившей госаппарат украинского государства.

Не смотря на самослив Добкина-Кернеса (с нашей точки зрения, этот самослив был ими же самими запрограммирован заранее), ранее манифестирующих себя в качестве главный борцов с Майданом (и, соответственно, замыкавших на себя энергию Антимайдана), деморализации народа не произошло. Так в Славянске и Краматорске происходит мгновенное формирование народных дружин, которые, в находясь в контакте с местной милицией, берут охрану городов на себя.

Вот что об этом рассказывает будущий народный мэр Славянска, организатор и лидер славянского ополчения Вячеслав Пономарев (интервью КП, опубликовано 13 апреля 2014 года):
Бывший моряк, бизнесмен Вячеслав один из тех, кто организовал отряд самообороны Донбасса. Мы трясемся по проселочной дороге на его машине, едем в Краматорск, где самооборона будет брать здание горотдела МВД.
- Когда появился ваш отряд? Кто вы?
- В феврале этого года, когда поняли, что если не защитим свою землю, останется без нее. Для вас это, может, звучит странно. Но вы поймите, что нас довели до точки. Им (нынешней киевской власти. - Авт.) на восток страны наплевать. Дедов наших воевавших оскорбляют, наши ценности не уважают, а после разрыва договоров с Россией всем предприятиям здесь придет конец. Так что вот вам причины, почему мы собрались.

- Из кого формируете отряды?
- Почти все бывшие военные. И как воевать они знают. Да и просто крепкие мужики местные приходят. Все служили, все помнят как автомат держать в руках. Ну и тренировки у нас тоже есть. У нас отделения почти в каждом городе в Донбассе.

- Какие у вас отношения с местными правоохранительными органами?
- У нас есть негласная договоренность. Они знают, на что мы способны, и не мешают нам. Будет момент, начнут помогать. Донбасс дружный. Как будет милиционер стрелять в толпу, когда в этой толпе его брат или сват?
http://www.kp.ru/daily/26219.7/3102596/


Здесь и далее цитируем интервью Вячеслава Пономарева ИА REGNUM (опубликовано 20 октября 2014 года, полная версия – http://www.regnum.ru/news/polit/1858546.html):
ИА REGNUM: Когда вами было принято решение о неподчинении новым киевским властям?
После того, как 19 февраля власть Януковича была свергнута в результате государственного переворота, по инициативе неравнодушных к происходящим событиям жителей города 21 февраля в Парке отдыха им. Ленина в городе Славянске возле монумента Воину-освободителю собралось около 70 человек. Мы обсудили создавшееся положение в стране, понимая, что взявшие в руки власть вооруженные радикалы придут на нашу землю с профашистскими настроениями. Никого не устраивало, что нас хотят сделать нацистским государством, заставить забыть о наших дедах и прежних достижениях. Мы не хотели жить под фашистами и олигархами, которые, узурпировав власть, принимали важные решения для государства, не учитывая интересы народа, нарушая все нормы Конституции и международного права.
К тому времени Славянск становился депрессивным городом, промышленность умирала. Наш богатейший курорт, ранее имевший всесоюзное значение, попытались передать в частные руки, что частично получилось. Они хотели добывать сланцевый газ, уничтожая наши уникальные природные ресурсы и будущее нашего региона. У нас уже был опыт объединения — раньше мы уже проводили митинги против этого. Плюс к тому у меня уже был опыт борьбы с правоохранительными структурами и коррумпированным элементом. Для противодействия внутренним и внешним представителям фашисткой хунты мы решили организовать народную дружину, которая охраняла бы общественный порядок и безопасность города, поскольку практически вся наша милиция в это время находилась в Киеве, а Славянск оставался без защиты. Для того чтобы у нас не было никаких проявлений радикальных элементов, мы решили взять город под контроль. На этом первом сборе меня выбрали командиром, и мы сразу же образовали штабную структуру.

ИА REGNUM: Эти 70 человек были жителями Славянска?
Да, это были жители г.Славянска, в том числе работники милиции, которые пришли «по гражданке» — патриотично настроенные люди, Мы договорились встретиться на следующий день, поскольку поняли, что 70 человек для города — это маловато. На следующий день мы провели новую встречу, на которой нас собралось уже 1200 человек. Изначально мы разделили город на районы, в каждом районе был выбран свой старший, который переподчинил себе пятёрки, десятки и сотни. В итоге через два дня у нас уже была сформирована структура полка, и мы начали патрулировать город в темное время суток, обеспечивать охрану на митингах и различных мероприятиях, проводившихся в городе. В деятельности по противодействию хунте мы объединились со Славянским отделением КПУ, руководителем которого был А. П. Хмелевой. Договорились о взаимодействии при проведении протестных акций.
Одновременно мы занимались решением задач идеологического направления. Мы начали искать выходы на соседние города, такие как Донецк, Краматорск, Дружковка, Константиновка, Красный Лиман, Святогорск, чтобы координировать с ними свои действия. Когда я понял, что мы уже более-менее организованы, мы запустили патрули, чтобы наши ребята патрулировали город — по пять человек. Все данные, поступавшие от них, мы систематизировали и отрабатывали. Потом я поехал в Святогорскую лавру, где у меня состоялся продолжительный разговор с владыкой. Я объяснил ему, что мы абсолютно аполитичные люди, что мы хотим лишь мирного неба над головой, что мы будем отстаивать свои культурные, семейные ценности и свою землю, чтобы не пустить сюда эту сволочь, и, естественно, будем пытаться сменить власть олигархов, продающих вместе с землей будущее наших детей.

ИА REGNUM: Как к этому отнёсся владыка? Благословил?
Да, благословил.

ИА REGNUM: Какова была реальная позиция тогдашнего мэра Славянска Нели Штепы? Как она восприняла происходящее?
22 февраля, когда нас собралось 1200 человек, у Нели Игоревны состоялся разговор с руководством МВД города, в котором было дословно озвучено, что нас необходимо «взнуздать». Когда мне об этом рассказали, я ответил — хорошо, пусть попробуют. Мне ведь была известна коррупционная составляющая работы исполкома. Я знал о схеме, по которой в месяц до полутора-двух миллионов гривен уходило через Нелю Игоревну в карман Азарова, Пшонки и Близнюка. В тот же вечер я встретился с замглавы МВД Беляниным. Они заявляли, что наши люди в пьяном виде выломали дверь и ограбили какую-то девочку, хотя мы с самого первого дня объявили сухой закон. Это была провокация. Грабежа и взлома не было,с чем согласился Белянин. На следующий день я ему сказал: мы готовы с вами сотрудничать в деле поддержания правопорядка в городе. Распределили районы для патрулирования и взаимодействия. Мы также встретились с людьми из ГАИ, сказав, что будем давать своих людей для усиления блокпостов, и, таким образом, мы начали работать. С Нелей Игоревной до штурма славянского горотдела 12 апреля у меня никаких контактов не было. При этом криминогенная обстановка в городе почти полностью сошла на нет. Город мы взяли под контроль.
<...>
К этому времени к нам в Славянск приезжали Пушилин и Пургин (первый председатель Верховного совета ДНР Денис Пушилин и первый вице-премьер ДНР Андрей Пургин — ИА REGNUM), и говорили, что нам надо объединяться и организовываться. Я отвечал им — ребята, ту стадию, на которой вы сейчас находитесь, мы прошли ещё три недели назад. У нас уже организована структура полка, мы патрулируем город, усиливаем блокпосты, и мы понимаем, что нам придётся брать в руки оружие. Нацисты в это время уже вовсю брали горотделы в различных городах Западной Украины и захватывали оружие, и мы понимали, что голыми руками нам с ними не справиться».


Кроме того, в феврале стартует марафон политических митингов. Фактически рука об руку идут два процесса – формирование ополчения и проведение серии политических митингов.

Местные власти пытаются оседлать эту волну, но получается у них это все хуже и хуже, особенно в Славянске, где официоз очень быстро оказался не у дел. Руководство местной милиции занимает позицию близкую с местному чиновничеству (что особенно видно по суетящемуся начальнику милиции Краматорска), но обеспечить силового контроля на городами не может, силовой ресурс де-факто переходит в руки формирующихся на митингах народных дружин. Лидером в создании отрядов ополчения является Славянск, в котором уже сформирована протоструктуру полка.

Поднявшаяся волна народного возмущения имеет явный перекос в сторону Анти..., позитивной повестки дня почти нет. То есть люди четко понимают против чего они встали: «Бандера не пройдет!», но очень плохо понимают за что, и когда нужно сказать что-то за, то по полной программе включается региональный патриотизм (действительно сильный в Донбассе): «Донбасс – это сила! Донбасс! Краматорск – это сила!». Параллельно с региональным патриотизмом включается мощная пророссийская энергия, которая еще будет раскручиваться.

Одновременно с этим нельзя не признать наличие сторонников Майдана и в Славянске, и в Краматорске, и в других городах Донбасса. Эти сторонники неплохо организованы, агрессивны и крайне высокомерны – противников Майдана они иначе как «пьяным быдлом» не называют. Но их явно меньше, чем активистов Антимайдана и потому они, при всей их высокомерной агрессии, прижимают хвост и на эскалацию конфликта не идут. Как не идет на нее и Антимайдан, просто в силу своей неагрессивности. В целом видно, что текущий уровень конфликта в самой Северодонбасской агломерации – это преимущественно словесные баталии, под которыми клокочут большие страсти и уже понятно, что одними словами все ограничиться не может. Вопрос в формах, в которые выльется протест и в сроках его разворачивания.
1 марта 2014 года в ряде городов Донбасса прошли митинги в поддержку Крыма. В Краматорске несколько тысяч митингующих потребовали от местной городской думы признать Верховную раду и кабинет министров нелегитимными, передать всю власть городскому совету и начать политическое, военное и экономическое сотрудничество с народной властью Севастополя:

На митинге: «Бандера не пройдет! Бандера не пройдет! Восток с Крымом! Восток в Крымом!»
У здания мэрии: «Референдум! Референдум! Референдум! Референдум! Референдум! Референдум! Референдум! Россия! Россия! Россия! Беркут! Беркут! Беркут!»

В Славянске несколько тысяч горожан собрались у памятника Ленину, чтобы защитить памятника от вандалов (накануне звучали угрозы его сноса). Митинг вело местное отделение КПУ.




Секретарь КПУ Славянска Анатолий Хмелевой заявил, что памятник Ленину защитят ребята из народной дружины «Юго-восточный фронт».



2 марта 2014 года в Краматорске прошел митинг, насколько можно судить организованный местными властями, которые решили зачитать «резолюцию митинга 1 марта» (не уточнив своих полномочий). В «резолюции» звучали требования экономической федерализации, государственного статуса русского языка в Донбассе и разоружения боевиков Майдана. В других выступлениях звучали более жесткие требования, в частности, прекращение всех экономических связей с центром и признание Верховной рады нелегитимной.


5 марта 2014 года на центральной площади Славянска прошел митинг, организованный КПУ.


Славянцы потребовали проведения 30 марта референдума о статусе Юго-Востока Украины, выразили недоверие Таруте, требовали не подписывать договор с МВФ и запретить добычу сланцевого газа на территории Славянского района. Резолюция митинга:


На митинге велась запись добровольцев в ряды защитников города. Всего записалось более 150 человек.


5 марта 2014 года в Краматорске, у горисполкома прошел митинг, на котором в конфликт вступили Антимайдан и Майдан. Все ограничилось словесными перепалками, сопровождаемыми легким рукоприкладством. Активисты Антимайдана традиционно выдвинули антифашистскую повестку дня и говорили о своем желании войти в состав России, а местный Майдан, как обычно, вещал о «пьяном быдле, не понимающем своего евроинтеграционно-бандеровского счастья».





21 марта 2014 года у здания Славянской государственной районной администрации прошел пикет протеста.


30 марта 2014 года на центральной площади Славянска прошел митинг, организованный КПУ. На митинге проводился соцопрос.


Резолюция митинга:
- Проведение референдума по вопросам федеративного устройства Украины
- Вступление Украины в Таможенный союз
- Принятие русского языка, как второго государственного
- Недопущения роста тарифов ЖКХ, газа и электроэнергии
- Национализация базовых отраслей промышленности
- Прекращение нагнетания антироссийской истерии
- Отмена решения о закрытии российских каналов

На митинге велся сбор средств для сил самообороны Славянска.


Кроме того, slavgorod.com.ua сообщает весьма интересную деталь о данном митинге: «Стоит отметить, что представитель Кубанского всевеликого войска союза казачества Российской Федерации продолжает следить за порядком в Славянске и обеспечивать безопасность мирных граждан».

В тот же день, 30 марта 2014 года, в Славянске произошел конфликт между славянцами и «Автомайданом». Вот что об этом говорит лидер ополчения Вячеслав Пономарев (в ролике также есть кадры с места событий, на которых вместе с Пономаревым запечатлен ополченец «Рысь», в последствии ставший одним из символов сопротивления Славянска):


На тот момент на всех постах ГАИ дежурили ополченцы Славянска, которые вызвали подмогу и выбросили «Автомайдан» из города (подробности на видео).

31 марта 2014 года в Славянске подвели итоги соцопроса, проведенного 30 марта силами КПУ на центральной площади и на центральном рынке. По подсчетам организаторов соцопроса в голосовании приняли участие 11 тыс. 997 славянцев. «За» вступление в Таможенный союз проголосовало 11 тыс. 954 человека. «За» принятие русского языка, как второго государственного – 11 тыс. 953 участника соцопроса, «За» федеративное устройство Украины 11 тыс. 949 горожан, в поддержку подписания договора с МВФ «за» выразилось 86 славянцев, «За» то, чтобы Украина была внеблоковым государством – 11 тыс. 925 человек, 81 житель города доверяет власти в Киеве, Таруте доверяет 81 житель Славянска, депутатам Донецкого областного совета доверие выразили 1015 жителей города, а депутатам Славянского городского совета – 3253 человека, «За» добычу сланцевого газа проголосовало 39 славянцев. Испорченными оказалось 33 бюллетеня.
Март – стал месяцев митингов. Митинги шли по всему Донбассу. Основной посыл митингов был антифашистским (очевидно, что без этого духа не было бы вообще ничего). Но идеологического оформления протеста не произошло, как и в феврале, у протеста не было внятной позитивной повестки дня. Что опять-таки приводило к акценту на региональном патриотизме и вовсю развернувшемся стремлении войти в состав России – все хотели крымского сценария. И вот тут возникает серьезный вопрос, кто убеждал народ в том, что в Донбассе реализуем крымский сценарий. По всем очевиднейшим причинам Донбасс никак не мог пойти по пути Крыма, о чем людей не раз предупреждали (в частности, об этом говорил Сергей Кургинян). Но пропаганда крымского сценария велась всерьез и ответ на вопрос: кто и в каких целях ее вел (?) – лежит ключ к понимаю сути дальнейшего процесса.

В целом митинги в большинстве городов Донбасса, честного говоря, зачастую не производили впечатления убедительного действа. Такое впечатление, что кто-то сознательно тушил энергию протеста путем бессмысленных хождений по улицам. Позднее Павел Губарев, названный в тот период «народным губернатором Донецка», рассказал о том, что он брал деньги у Ахметова и что вообще весь протест в Донецке оплачивал Ахметов, цитируем: «две трети из активистов уже на содержании олигарха Ахметова. Очень небольшая группа лиц сохраняла верность идее, но при этом все равно брала деньги. Деньги брали все!»

Схожего с Губаревым мнения о положении дел в городе Донецке придерживается лидер славянского ополчения Вячеслав Пономарев: «У меня было хорошее информационное обеспечение по Донецку и другим городам. И кроме видимой картинки, я знал подноготную происходящего. На первых порах процессом руководили люди олигархов. При этом Ахметов и Тарута — это просто самые известные фамилии, там были и другие люди, которые управляли происходящим. В само движение НОД (Народное ополчение Донбасса — ИА REGNUM) были запущены агенты влияния, которые осели там и начали развал движения изнутри».

В Краматорске также видно некоторое влияние местных властей на митинги протеста, полного разрыва с ними, по-крайней мере в части митинговой активности, не произошло.

В Славянске ситуация кардинально другая. Местные власти оказались полностью отодвинуты от митингов протеста, более того, местные жители видели в официальных властях буквально своих врагов. Митинги же вело славянское отделение КПУ, которое не отпрыгнуло даже в момент, когда начались митинги за ДНР. Фактически поведение славянской КПУ в корне противоречит линии руководства всей КПУ (Симоненко и Ко), которое пришло в бандеровскую Раду и билось... за свой офис в Киеве. При этом формального разрыва или даже просто конфликта между славянской и центральной (киевской) КПУ не произошло, что выглядит весьма специфически.

Параллельно с этим в Славянске и Краматорске идет процесс становления уже сформированных отрядов ополчения. Здесь также тон задает Славянск. Вот что об этом рассказывает лидер ополчения Славянска Вячеслав Пономарев:
«Буквально к середине марта мы провели собрание нашего координационного совета и объединили пять городов — Красный Лиман, Славянск, Краматорск, Дружковку и Константиновку. После этого стало ясно, что мы достаточно организованы для того, чтобы взять в руки оружие и проштурмовать админздания, в противовес радикалам, захватившим власть в стране путем насильственного госпереворота».

Таким образом, к середине марта в Северодонбасской агломерации уже было сформировано объединенное ополчение, способное решать боевые задачи. И оно начинает их решать.
6 апреля 2014 года славянское ополчение захватывает здание СБУ в Донецке. Вот что об этом рассказывает Вячеслав Пономарев: «В начале апреля в интернете появилось обращение якобы от имени НОД, которое сделали три человека в масках и с автоматами — похоже, игрушечными. Они призывали жителей Донецка выйти на улицу и вновь штурмовать администрацию, при этом упомянув, что с собой надо взять оружие. Мы это расценили как провокацию. Я отзвонился своим координаторам и сказал, что мы ни на какие штурмы администраций не пойдём. Мы решили, что надо брать не администрацию, а областное СБУ, а потом — городское и областное МВД. Мы определились, что для штурма СБУ нам понадобится порядка 200 человек. Я собрал объединённый отряд из наиболее боеспособных людей из Славянска, Дружковки и Константиновки, часть из которых являлась бывшими военными, умевшими обращаться с оружием и знавшими, на что идут. В 4 утра 6 апреля мы маленькими группами на частном транспорте заехали в город Донецк, там к нам присоединилось где-то около сотни дончан. В итоге мы зашли в здание СБУ первыми, там нас встретили 40-50 милиционеров со щитами и в касках. Нам удалось договориться с их старшим, чтобы они покинули здание. Они вышли из здания под аплодисменты собравшихся людей и крики «милиция с народом». Мы взяли сначала верхний склад оружия — там были одни пистолеты — а потом нижний, где лежали автоматы, боеприпасы и пара-тройка «мух». Этого оружия тоже было недостаточно, боеприпасов нам хватило бы примерно на 7-10 минут боя. К 9 часам туда съехалось милицейское начальство, мы с ними поговорили, а к 10 часам подъехали Игорь Безлер и «Волк». Потом прибыли местные «верхи» СБУ, которые привезли своих ветеранов — с некоторыми из них я был знаком по антикоррупционной деятельности. Я объяснил им, чего мы хотим, на том и разошлись. Мы выдвинули требование освободить ранее арестованного Павла Губарева (хотя это, конечно, было сказано для красного словца), мы также требовали самостоятельности для Донбасса, чтобы народ сам решал свою судьбу. Позже к нам пришла информация, что из Запорожья и из Киева выдвинулись две группы захвата для штурма здания областного СБУ. Мы приготовились к обороне, начали строить баррикады. Но потом, посовещавшись, решили оставить здание, поскольку боеприпасов для организации нормальной обороны у нас не было. Наша задача была выполнена, оружие и боеприпасы мы взяли. Мы решили сначала отработать боевое взаимодействие и уже потом более подготовленными выступать дальше. Мы аккуратно его покинули, последний наш человек вышел за 10 минут до штурма. Они штурмовали пустое здание».

Видео из здания СБУ:


8 апреля 2014 года на центральной площади Славянска прошел организованный КПУ митинг в поддержку Донецкой Народной Республики.

Таким образом, на начало апреля в Северодонбасской агломерации было сформировано единое ополчение, которое на тот момент уже смогло вооружиться чем-то более серьезным, чем охотничьи ружья. Наиболее боеспособная и организованная группа была в Славянске, который де-факто находился под контролем ополчения (впоследствии установление контроля над административными здания стало лишь формальностью, сопротивления практически никто не оказал). Славянское ополчение – стало точкой притяжения и консолидации всего антифашистского сопротивления Северодонбасской агломерации.

Вот что об этом говорит Стрелков (в интервью «Свободной прессе», 11 ноября 2014 года):
«Пятнадцать-семнадцать километров мы шли маршем через границу. И вышли в условленном месте, которое заранее было подобрано теми, кто нас встречал. Соответственно был задан вопрос: где тот населенный пункт, в котором мы получим массовую поддержку? И назвали Славянск. Я посмотрел на карту. Конечно, это было далеко. Но выбирать особо не приходилось. Мы поехали в Славянск. Уже к моменту прибытия нас ждали около трехсот активистов, готовых к любым действиям вместе с нами».
http://www.svpressa.ru/war21/article/103643/


Еще Стрелков в интервью газете «Завтра», 20 ноября 2014 года:
«На Славянск вышли совершенно случайно. Нам нужен был средний город. 52 человека — это сила в более-менее небольшом населённом пункте. И мне сказали, что в Славянске наиболее сильный местный актив. Этот вариант мы оценили как оптимальный».
http://zavtra.ru/content/view/kto-tyi-strelok/


Вот что об этом говорит лидер славянского ополчения Вячеслав Пономарев:
«мне позвонили и сообщили, что к нам едут добровольцы из Крыма. Я встретил их, провел в город и привёл к себе на базу. Их было 50 человек. У нас на тот момент было около 300 бойцов».
А потом, 12 апреля 2014 года в Славянск приехал Стрелков.

Продолжение следует…

promo friend march 30, 2015 22:02 1066
Buy for 10 000 tokens
Народный мэр Славянска Вячеслав Пономарев и генерал Сергей Петровский (Хмурый) начали рассказ о похождениях Стрелкова в Славянске и во всей Северодонбасской агломерации (Краматорск, Славянск, Семеновка, Дружковка, Константиновка и так далее) в целом. Напомним, что антифашистское сопротивление в…

Новейшая история Славянска в одном посте. Спасибо вам большое!

Я так думаю будет продолжение, с 12 апреля и до сдачи 4 июля, это период очень важный

(Deleted comment)
(Deleted comment)
Моя знакомая рассказывала, с каким энтузиазмом с дочкой ходили с Комбикормового, где живут, в центр носили продукты ополченцам. Был огромный антифашистский народный порыв.

(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
Спасибо, очень интересное и ценное изложение событий.

Теперь ждем подробной статьи о том что было после долгожданного прихода "русского мира" во главе с Гиркиным
про вспоротые животы, заложников, отжатые у людей машины, массовые захоронения в центре города
и про то что происходит в городе после того как "русскимир" сдриснул

Edited at 2014-11-26 10:13 am (UTC)

Как начиналось - описал коротко и понятно Гиркин - "Мы нажали спусковой крючок войны".

Гиркина и на горизонте не было, когда формировалось Сопротивление Славянска - в статье разбираются события ДО прихода Гиркина.

Большое спасибо за статью. Жду продолжения

Вот продолжение:

Хорошая подборка материала, спасибо. Сейчас лучше стала понятна та ненависть, которую люди, выходившие на улицы и боровшиеся с хунтой испытывают к Гирькину-Стрелкову, который сдал их как последний мерзавец.

откуда знаете?

вы там были?... думаю нет

Используй народный протест в конструктивное русло - совсем другая бы ситуация была на Юго-Востоке.


Edited at 2014-11-26 08:33 am (UTC)

Ну вот вам последствия патерналисткого поведения, пришел добрый дядя Игорь, который знает как делать, он же 5 войн прошел, давайте будем его слушаться.
А дядя Игорь порулил, потом у него случился кризис (это у человека, который 5 войн прошел) и он решил отдать все ВСУ.

"9 декабре 2013 года Батькивщина потребовала наказать мужчину, который в день приезда колонны Автомайдана (то есть 18 декабря) поджег флаг Евросоюза в центре Славянска."

не знал про смелого мужика.. что с ним и где он сейчас, после сдачи Славянска...

Сожжение флага Евросоюза приравняли к глумлению над государственным флагом. Вот Киев прогнулся так прогнулся ))))

Началось все с митингов под флагом России. Снимаю шляпу, как вам удалось найти несколько фот без флагов России. Потом, в один день все эти флаги заменились на флаги "луганской и донецкой республик", а лозинги "Россия" "Путин приди" так же мгновенно сменились на требования федерализации. Власти пробовали вести переговоры, но выдвигались какие-то совершенно безумные и нелепые требования.

А прекрасно вооруженные и организованные группы военных появились еще до того, как разграбили милицию.

Даже по оптимистичной оценке Гиркина на весь многотысячный город набралось лишь 300 активистов. Ага, народное восстание прям. Без поддержки российской армии эти бараны разбежались бы, это и сам Гиркин признает. И не было бы такой жопы.

1) Все фото взяты с местных СМИ, и фото очень много. Никто ничего специально не отбирал.
2) Началось все 21 ноября 2013 года – с антиконституционного мятежа.
3) Нельзя заставить накаленные митинги по команде сменить флаги и лозунги.

+100 evia1 Expand
А потом Стрелков в Славянске начал бороться... за свой офис в Москве...

И за "белого коня"...

Совершенно ясно видно, что в городе был большой антинацистский потенциал.

Да он по всей Украине был, есть и будет.
Просто только на Донбассе удалось его мобилизовать.
Потому что элиты другие.

Судя по фотографиям митингов, антимайдан, сделали пенсионеры-ностальгирующие, за что собственно и расплачиваются, в общем хотели как лучше, получилось как всегда.

Не судите по фотографиям обо всем что там происходило.
Потому что это верхушка айсберга.
Но даже смотря на верхушку айсберга, постарайтесь замечать всё, что вам показывают.
Покажите мне ностальгирующих пенсионеров при захвате здания СБУ.

Ну а свое стандартное лукавое "за что и расплачиваются" засуньте обратно в методичку.

Что сейчас с Вячеславом Пономаревым? Где он и чем занимается?

Начал читать. Дааа... Многое уже успело позабыться, хорошо сейчас освежить память и вспомнить, что и как было на самом деле.

Сколько времени и сил тратит автор на борьбу с вымышленными врагами, а у себя под носом настоящего врага не видит

Марк Солонин открыто участвует в сборе денег для карательных батальонов "Донбасс" и "Азов". И хоть бы кто с этим боролся http://pyhalov.livejournal.com/348967.html

Спасибо за подборку.
Вот это, пожалуй, упустили: http://www.youtube.com/watch?v=DC9r4q9kxTU

Это уже в следующей части.

?

Log in

No account? Create an account