Друг ЖЖ (friend) wrote,
Друг ЖЖ
friend

Categories:

Минский меморандум или история о том, как «ПутинСлил»



Война в Донбассе сплетает воедино внешнюю и внутреннюю политику. И в этом качественная новизна ситуации. Когда радикальные исламисты при поддержке НАТО уничтожали Ливию и казнили Каддафи, то для России это была на 99% внешнеполитическая война, буквально перенести которую на территорию нашей страны было проблематично. Совсем другое дело Донбасс, война в котором является одновременно острейшим вопрос внешней и внутренней политики (это, кстати, к вопросу о «заграничности» Украины и Донбасса).

Понимая, что в Донбассе буквально решается судьба нашей Родины, спокойно и вдумчиво рассмотрим теснейшим образом переплетенный клубок внешнеполитического и внутриполитического процессов.

Любое серьезное событие нужно анализировать исходя из:
1) Фактуры – что произошло и происходит в реальности.
2) Контекста – частью какого процесса является происходящее.
3) Оптики – через какую призму мы смотрим на происходящее.

Это минимум миниморум (подробнее об этом мы писали в посте «Переговоры, которых нет»), позволяющий хоть как-то открепиться от конспирологических нагромождений и начать думать самому.

Фактура. Сначала нужно самостоятельно, спокойно прочитать будоражащий умы текст:
Минский меморандум (вступает в силу с 21 сентября):
1. Прекращение применения оружия считается общим.
2. Остановка подразделений и воинских формирований сторон на линии их соприкосновения по состоянию на 19 сентября.
3. Запрет на применение всех видов оружия и ведение наступательных действий.
4. В течение суток с момента принятия данного меморандума отвод средств поражения калибром свыше 100 миллиметров от линии соприкосновения на расстояния не менее 15 километров с каждой стороны, в том числе из населенных пунктов, что дает возможность создать зону прекращения применения оружия шириной не мене 30 километров — зоны безопасности. При этом отвести на линии соприкосновения сторон артиллерийские системы калибра свыше 100 миллиметров на удаление их максимальной дальности стрельбы.
5. Запрет на размещение тяжелого вооружения и тяжелой техники в районе, ограниченном населенными пунктами (населенные пункты обозначены в тексте документа, но Кучма не стал их перечислять).
6. Запрет на установку новых минно-взрывных инженерных заграждений у границы зоны безопасности, обязательства на снятие ранее установленных минно-взрывных заграждений в зоне безопасности.
7. Запрет с момента принятия данного меморандума полетов боевой авиации и иностранных летательных аппаратов за исключением аппаратов ОБСЕ над зоной безопасности.
8. Развертывание в зоне прекращения применения оружия мониторинговой миссии ОБСЕ в составе группы наблюдателей организации в течение суток с момента принятия данного меморандума. Вышеуказанную зону целесообразно разделить на сектора, количество границ которых согласовать в ходе подготовки к работе мониторинговой группы наблюдательной миссии ОБСЕ.
9. Вывод всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины при мониторинге ОБСЕ.

Здесь ополчение ничего не теряет. Отводы тяжелого оружия означает прекращение обстрелов Донецка и других городов ДНР и ЛНР. Минные поля ополченцам явно не нужны. Авиации у ДНР и ЛНР практически нет, т.е. это односторонняя обязанность хунты. ОБСЕ выполняет функцию «разводящего» (посмотрим, захочет ли ОБСЕ выполнять эту функцию на деле). Иностранных вооруженных формирований в составе ополчения тоже нет (все строго ополченцы в правильной форме), а польские, американские и прочие ЧВК воюют на стороне хунты вполне официально. Например, согласно минскому меморандуму, польские и албанские наемники должны покинуть аэропорт под Донецком. Т.е. это опять таки де-факто односторонняя уступка хунты.

Но просто перебирать пункты меморандума нет никакого смысла. Важен контекст.
Контекст. Минский меморандум – это не вещь в себе, а продолжение переговоров, начатых в Минске 5 сентября. Все пункты этого текста очевидным образом детализируют первый пункт минского протокола о прекращении огня (который был подписан 5 сентября): «1. Обеспечить незамедлительное двухстороннее прекращение применения оружия».

Напомним, что министр иностранных дел России Сергей Лавров подробно прокомментировал минский протокол и заявил, что он «носит рамочный характер и в большей своей части не подлежит прямому исполнению, кроме пункта о прекращении огня». 20 сентября речь как раз и шла о выполнении первого пункта об обеспечении прекращения огня.

В каких условиях принимались эти решения? Военный фактор. Напомним, что еще в конце июля заявлялось, что «Донецк повторяет судьбу Славянска», затем говорилось, что Донецк попала в котел и так далее. О критическом положении, ставшим следствием порожденной «Бородаевской АТО» сдачей половины территории ДНР (Славянска, Краматорска и ряда других городов), не говорил только ленивый. И положение действительно было крайне тяжелым.

Но очень вовремя пришла вторая волна ополчения, вспомните, что Захарченко говорил о ополченцах, прошедших подготовку в России и так далее. Эта вторая волна смела войска хунты, ликвидировала котлы вокруг Донецка и Луганска и загнала в котлы уже саму хунту: в Иловайске и далее везде. Удалось освободить существенную часть территории, взять под контроль границу с Россией, выйти к Азовскому морю.

При этом в самом Донбассе ситуация тяжелая: сегодня о «проблемах с вооружением» уже не говорит никто. Т.е. даже до российской блогосферы дошло, что оружие у ополчения есть. Но если есть оружие, то откуда окружение Донецка, других городов и отсутствие серьезных контрударов до прихода второй волны? Нужно объяснять какая именно проблема всерьез стоит перед ополчением все это время? Какова реальная численность ополчения? И нужно ли напоминать, что эта проблема является результатом той «блестящей идеологической работы», которую проделал экс-начальник политуправления МО ДНР (при Стрелкове) Игорь Иванов и ему подобные? А ведь идеологическая работа – это не «сферический конь в вакууме», она выражает и порождает (одновременно) вполне конкретные действий, которые разрывали связь между народом и ополчением.

Короче говоря, с кадровым военным ресурсам были серьезные проблемы. Фиксация позиций и прекращение огня (если оно будет достигнуто) дадут время, чтобы эти проблемы решить. Или все должна сделать вторая волна?

Инфраструктура. До холодов остались считанные недели. Инфраструктура Донецка, Луганска и других городов ДНР и ЛНР находится в крайне плачевном состоянии. И по сей день подвергается обстрелам со стороны хунты. Города нужно готовить к зиме? Это нужно делать в условиях непрекращающихся обстрелов? Или опять вторая волна ополчения должны все проблемы решать?

Настроения на местах. Мы уже по факту видим, что большинство городов и регионов Новороссии пока не встали. Можно долго говорить о том, почему это произошло. Но это произошло. И отсюда возникает вопрос: докуда наступать?

Кто-то утверждает, что наступать нужно до Киева или даже до Львова. В это связи у нас только один вопрос: а там нас ждут? Во Львове и даже в Киеве ждут прихода ополченцев Донбасса? Там нет пока еще достаточно мощной поддержки хунты? А если такая поддержка есть, то что делать со всеми этими людьми в случае наступления до Киева? Репрессивно всех подавлять? А кто это будет делать? Что-то Берии и НКВД на горизонте не видно.

Время. Важнейший фактор – это время. Экономика хунты близка к коллапсу, газовый вопрос висит над ними, как дамоклов меч. Внутренняя политическая грызня нарастает – досрочные «выборы» в Верховную раду дестабилизируют и без того крайне хаотизированную и начиненную конфликтами внутриполитическую обстановку на Украине.

Что же касается разговоров о том, что украинская армия усиливается фантастическими темпами. То... в начале июня нас уверяли, что к сентябрю у хунты будет 200 тысячная армия. И где она?

Время очевидным образом работает на ополчение. И главные задачи сейчас состоит в том, чтобы наладить жизнь на подконтрольной ДНР и ЛНР территории, идеологически мобилизовать жителей Донбасса на войну и, параллельно с экономическим и политическим коллапсом хунты, поднимать сопротивление в других регионах Новороссии. На все это нужно время.

Внешнеполитический контекст. Переговоры в Минске начались 5 сентября, т.е. в один день с саммитом НАТО в Уэльсе, на котором решался вопрос о консолидации Запада в холодной войне против России. Минский протокол стал гирькой на весах, которую Россия положила на раскачивающиеся в Уэльсе весы вопроса о перехода на качественно новый этап холодной войны Запада против нашей страны. И, как мы уже видим по факту, в Уэльсе не было принято окончательных решений, ни по вопросу военной поддержки хунты, ни по вопросу скачкообразного наращивания экономического давления на Россию.

В целом вопрос холодной войны обсуждается каким-то совсем странным образом. Когда говорится, что «Россия не вводила войска, чтобы не получить санкций, и в итоге санкции все равно получила» (что является парафразом «нация, которая пытается избежать войны ценой позора получит и позор и войну»), то... что имеется ввиду? Запрет на въезд для пары чиновников в ЕС – это санкции. Запрет на поставки высокотехнологического оборудования в России (а в ряде отраслей у нас критическая зависимость от Запада) – это тоже санкции. Так что, они равноценны? Что в итоге хотят сказать те, кто утверждает, что раз санкции ввели, то и терять уже нечего? То, что Запад исчерпал все свои возможности в ведении холодной войны против России?

Очевидно, что Россия делает все возможное ля того, чтобы избежать тотальной войны с консолидированным Западом, не сдав при этом своих стратегических национальных интересов (а поддержка Донбасса здесь является интересом №1). И мы хотим понять, есть кто-то, кто осознано хочет, что Запад консолидировался и начала против нас тотальную холодную войну? Кто-то не понимает, что это тоже самое, как если бы в 1936 году нацистская Германия заключила союз с США и Великобританией и напала на СССР?

Внутриполитический фактор на Украине. У нас сильно недооценивают то влияние, которое укрепления статуса Донбасса (а признание ДНР и ЛНР стороной переговоров являются огромным рывком) оказывает на Украину. Совсем недавно хунта и помыслить не могла, что ей придется вести переговоры с ДНР и ЛНР, теперь она их ведет – это уже подрывает ее внутреннее единство. Тем более хунта даже думать не могла, что когда-либо даст хоть какой-то особый статус Донбассу. Теперь он дан. И это имеет безумно далекие последствия, которые надо понять.

Например, Львовский городской совет вынес решение о создании «Муниципальной дружины», призванной охранять государственную границу и общественный порядок. Нужно объяснять что это значит? Чем выше официально признаваемый Киевом статус Донбасса, тем сильнее от Киева отпадает Львов и вся Галичина в целом.

Чтобы спрогнозировать поведение Галиции, необходимо увидеть всю ту меру высокомерного чувства превосходства «право имеющих», которое Галиция испытывает к Донбассу и всей Новороссии в целом. Они всегда потребуют себе больше, чем даже на словах получит Донбасс. Т.е. они всегда будут тянуть одеяло на себя, разрывая страну с запада. Единственное что их может сплотить с центром по-настоящему – это война с «москалями». И нет лучшего способа оторвать Львов от Киева, чем тот самый инклюзивный диалог (который в итоге как-то вдруг может закончиться тем, что договорится не смогли, а трещины по хунте прошли так, что дальше не куда).
Оптика. Перед тем как давать оценку конкретным, связанным с Донбассом событиям, нужно определиться с тем, какой процесс там идет. Согласитесь, что если кто-то смотрит на войну в Донбассе через оптику «жидомасоны опять гадят», то это одно, а если кто-то говорит о том, что «идет война интересов», то это совсем другое. Так о чем речь? Мы убеждены, что в Донбассе всерьез началась Четвертая мировая война (Третья была холодной, и закончилась капитуляцией под названием «Беловежские соглашения»), которая никак не сводится к войне интересов, как не сводились к ним Вторая и Третья мировые войны.

Мы уже проиграли Третью мировую, разгром СССР в которой враг назвал «Победой без войны» (с) Никсон. Т.е. СССР не победили на поле боя, а переиграли на «Великой шахматной доске». Сейчас идет все та же многомерная холодная война, помноженная на усложнившиеся постмодернистские технологии и изменившееся состояние общества – консьюмериата в СССР не было, а теперь он есть. Эта война одновременно разворачивается в плоскости политики (все ведь понимают, что сейчас идет острейшая мировая политическая война?), экономики (все ведь понимают, что сейчас идет острейшая мировая экономическая война?), информации (все ведь понимают, что сейчас идет острейшая мировая информационная война?)... и, наконец, в сфере непосредственно горячей войны. Все эти виды войны ведутся как единое целое и неразрывно связаны другом с другом. Мы убеждены в том, что только смотря через такую многомерную оптику можно что-то понять в происходящем.
«ПутинСлил». Отдельно хотим обратить внимание на такое весьма специфическое явления, как «путинсливщики», у которых уже было две активизации: во время знаменитого «Стрелковского свала» и в середине августа. Сейчас они активизируются вновь, но уже в весьма лукавом ключе «добрый царь - злые бояре». «Путинсливщики» последними словами поносят любые переговоры с хунтой и заявляют, что они пойдут брать Киев. Мы даже не будем задаваться вопросом: почему они раньше сдавали территории (или прославляли их сдачу), вместо того чтобы идти на Киев? И обратим внимание на следующее – «путинсливщики» утверждают, что ужасно-ужасные переговоры в Минске инициировали злые силы в лице Суркова и, как недавно выяснилось, Лаврова, которые коварно обманывают Путина. Но здесь есть один нюанс... глава МИД России Лавров заявляет, что переговоры в Минске проводятся по инициативе Путина. Но, может быть, есть какие-то совсем заполошные люди, которые скажут, что Лавров теперь «злая сила» и ему верить нельзя. Этим людям мы рекомендуем ознакомится с совместным заявлением ДНР и ЛНР, в котором так же говорится о том, что переговоры в Минске инициированы Путиным. Или с сегодняшним постановлением Верховного Совета ДНР №34-1 «Об отношении к Минскому Меморандуму», о котором глава парламента ДНР Борис Литвинов сообщил следующее: «Выражая поддержку мирным инициативам Президента России В.В. Путина, депутаты Парламента ДНР одобрили усилия сторон в попытках достижения соглашений о мирном разрешении конфликта, и выразили готовность совместно с Советом Министров ДНР продолжать формирование политической позиции Донецкой Народной Республики по полному освобождению территории всей бывшей Донецкой области». ДНР и ЛНР – это тоже «злые силы», которые клевещут на Путина?

При этом «путинсливщики» открыто намекают на то, что Россия ввела войска и рассуждают об «отпускниках». Так чего они в итоге хотят? Опять «ПутинВведиВойска»?

Так что в итоге они сооружают: дегенеративное охранительство или крайне двусмысленный подкоп под нашу страну?
Война в Новороссии будет идти еще не один год. За горячей фазой будут следовать холодные, потому опять горячие и так далее. Чтобы не сойти с ума, не выдохнуться и не запутаться в пропагандистских конструктах, нужно завязывать с потреблением вершинингов и начинать думать самим. В конце концов, это ведь пропагандисты «чужды всякой рефлексии» (с), а неравнодушных патриотов никто рефлексивных способностей не лишал, их нужно только начать задействовать.
Tags: Война, ДНР, ЛНР
Subscribe
promo friend march 30, 2015 22:02 1045
Buy for 10 000 tokens
Народный мэр Славянска Вячеслав Пономарев и генерал Сергей Петровский (Хмурый) начали рассказ о похождениях Стрелкова в Славянске и во всей Северодонбасской агломерации (Краматорск, Славянск, Семеновка, Дружковка, Константиновка и так далее) в целом. Напомним, что антифашистское сопротивление в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 111 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →